Поддержать автора
Яндекс Деньги: 410013471701914
Карта Сбербанк: 4276 6000 5241 3461
Карта ВТБ: 4893 4703 1533 9934
PayPal: vladimir-suhinin@yandex.ru

Ознакомительный фрагмент
Два в одном. Барон поневоле

Владимир Сухинин

Два водном - 4

Барон поневоле

Великий знает, он велик

И все послушны его воле.

Богатый может все купить,

Не знает он бедняцкой доли.

Плетут измены кружева,

Предатели короны.

Грядет на всех одна беда.

Под королями закачались троны...¹

¹( стихи автора)

Пролог

Дракон был мрачен и задумчив. Что-то он не учел? Где-то упустил важные события из под своего внимания. Но когда? И почему? Почему именно сейчас, когда его могущество стало неоспоримым и его признали хранителем этого мира, вдруг… А вдруг ли?.. Знал ли он обо всех этих прошлых, наивных хранителях, что так глупо попались в его сети? Знал. Он изучал их не одно столетие. Узнал их сильные и слабые стороны и извел как паразитов. Если это так, то откуда взялся самозванец? Жалкий червь, что посмел объявиться на севере. Но объявился же! Не побоялся. А он вершитель человеческих судеб это просмотрел. Кто же вызвал к жизни тени прошлого?

Дракон сел за расчеты. Астрология была слабым местом для младшего из семьи Великих драконов. Он не любил эти долгие и нудные расчеты, и часто полагался на свой изобретательный ум, хитрость, и смекалку. Но теперь «Часы судьбы» застывшие с началом его правления в этом мире, вздрогнули и пошли. И он знал, пошел обратный отсчет.

Дракон обложился чистыми листами и нервно потряс хвостом.

«Как сказал этот пришлый ангел? — вспомнил он. — Мне все равно делать нечего? Наглец?»

Дракон, хранитель этого мира работал долго и напряженно. Наконец он увидел нити тянущиеся к тем, кого он отверг. Там на севере был двудушный и именно от него исходила угроза для него, Великого дракона! Перед которым дрожали архитифлинги и короли.

«Странно? — подумал хранитель. — Причем здесь человек, в котором немыслимым образом присутствовали души двух смертных. Сначала это его развлекло. Жить немыслимо долго, бывало скучно. А тут такое развлечение! Из этого, до нельзя странного существования двух живых душ в человеке, могло что-то получиться и это что-то его заинтересовало. Он запретил трогать двудушного и его судьбы. — Надо узнать, что там происходит? — решил дракон и позвонил в серебряный колокольчик.

Мелодичный звон разлетелся по вселенной и рядом с драконом появился тифлинг, секретарь. Тифлинг подобострастно согнулся и спрятал лохматый хвост между ног. Раньше у тифлингов не было хвостов, но тем кого дракон приблизил, он дал хвосты и копыта. Их тела покрыла густая черная шерсть, а глаза стали красными как пожар. Обычные тела тифлингов похожие на человеческие, были для дракона омерзительными. Другое дело копыта и густая шерсть.

— Позови Архитифлинга, — приказал дракон. — Того что управляет инквизицией.

Секретарь исчез, а вместо него возник черный тифлинг с горбом на спине, мощными копытами и злым взглядом больших красных глаз. Создавалось впечатление, что он мог сжечь одним взглядом смертного. Архитифлинг упал на колени и склонил голову к полу.

Дракон пару секунд смотрел на изъявление преданности низшего существа. Удовлетворив свое тщеславие, приказал:

— Встань Анодрагон. Я не доволен твоей деятельностью.

Архитифлинг встал. Колени его и хвост, засунутый между кривыми ногами, предательски дрожали.

— В чем я провинился, Великий? — одними губами, еле слышно прошептал он.

— Посмотри сюда. — Дракон махнул лапой и пред ними открылось окно. В нем был виден с высоты небес, север. — Видишь север этой планеты покрылся туманом. Там свили себе гнездо противники моей веры. Что ты про это скажешь?

— Великий это лишь вопрос времени. Посмотрите королевство Риванган успешно продвигается на север, захватывая местность и там где оно устроило свои поселения создаются храмы и появляются ваши служители. С востока на северян наступают народы моря, они уводят людей в рабство. Еще пару столетий и север будет под вашей властью.

— Дурак! — уже более спокойно ответил дракон. — Ты разве не видишь, там появился новый культ? Какой-то проснувшийся негодяй пытается установит свою власть. Пошли туда инквизиторов и войска. Пусть выжгут заразу на корню, пока она не распространилась дальше.

Архитифлинг согнулся и попятился задом. А дракон успокоился. Он верил, что власть его незыблема.

Глава 1

Ночь на севере наступает быстро. Сначала появились резко очерченные тени от домов и деревьев. Подул прохладный ветер, зашевелил листвой могучих деревьев. И вот уже наступили сумерки.

С темнотой наступила тишина. Хволь затих, погрузившись в сонную прохладу. В окнах обращенных к улицам появился робкий свет светильников. Стало слышно как лениво перебрехиваются собаки.

По улице поднимая копытами пыль, медленно ехал всадник на невысоком поросшем густой шерстью степном коне. Всадник равнодушно глядел в освещенные окна домов. Доехал до площади и слез с коня. Привязал его к длинной коновязи и по обшарпанным, грязным ступеням поднялся в зал постоялого двора.

В слабо освещенном зале царил чад из кухни. Сидели крестьяне, приехавшие поторговать. Несколько купцов средней руки и пара сержантов пограничной стражи. Стоял негромкий, многоголосый шум разных компаний. Здесь ели, пили и заключали сделки.

Быстро оглядевшись, гость направился к военным.

— Добрый вечер, господа. — вежливо поздоровался гость. — Разрешите вас угостить?

Двое пограничников опытным взглядом окинули простую, но добротную одежду, военную выправку, прямой взгляд незнакомца и приняв неизвестного за своего, кивнули.

— Присаживайся, братишка, — произнес полный сержант с надутыми капризными губами.

Гость сел и поднял руку. Тут же появился половой.

— Что угоднос-с? — с поклоном спросил молодой парень в нечистом белом фартуке.

— Гость окинул взглядом пустую бутылку с самогоном и показал на нее, — еще одну и закуску. Половой кивнул и убежал.

— Как служба? — спросил гость. — Я Ремгол, отставной сержант королевского кирасирского полка из Блюмена.

— Нормально. Служить можно, — ответил полный. — Я Мрошек, а это Ярош, — он указал на второго. Мы сержанты сверхсрочники.

Принесли бутылку самогона и нехитрую закуску. Глаза вояк заблестели. Они выпили и закусили копченным салом.

— Хорошо пошла, — улыбнулся Ярош. Сунул в рот пучок зеленного лука и стал жевать.

— За какой надобностью прибыл в Хволь? — спросил толстый. Поторговать или послужить?

— Да какой из меня торговец? — махнул рукой гость. Знакомого ищу. Хочу к нему устроиться на службу в пограничную стражу.

— Это кто же будет твоим знакомцем? — спросил Ярош, — разливая самогон по стаканам.

— Да маг. Артамом зовут.

— Артам? — засмеялся толстый. Так его здесь нет, он на самой границе. На заставе в Черной Пади. А устроится на службу и я могу помочь. Есть свободная должность помощника начальника конюшен. За один золотой могу поспособствовать.

— Жаль! — вздохнул гость. — Что Артам на границе. — пояснил он. — Я думал он при штабе. А за протекцию спасибо. Я подумаю. Надо еще монеты найти. Поиздержался в дороге...

Сержанты понимающе кивнули.

— Бывает, — согласился Ярош и разливая самогон равнодушно отвернулся от отставника. — Ну ты ищи, Ремгол. — взяв стакан в руку, добавил полный. — Только побыстрее. Место службы хорошее, такие долго не пустуют.

Просидели до полуночи. Сержанты ушли, а Ремгол стал прислушиваться к разговорам. Услышав название заставы Черная Падь, скосил глаза. Справа сидели два купца и обсуждали, когда лучше оправится с зерном в сторону заставы. Мессир Артам с их слов слыл суровым командиром и его не обманешь, но рассчитывался всегда вовремя. Только привередлив был к качеству товара.

— Простите, господа уважаемые купцы, — обратился к ним Ремгол. — Я слышал вы хотите ехать в Черную Падь? Простите мою нескромность, но может вы возьмете и меня с собой. Я хороший боец и могу пригодиться. Кроме того там мой хороший знакомый Артам. Маг.

Купцы переглянулись и ненадолго замолчали. Наконец один из них с седоватой бородой, с густыми серыми бровями пошамкав губами, спросил:

И хорошо вы знаете, господин, мессира Артама?

— Да мы с ним соседи были. Выросли можно сказать вместе. Я еду к нему весточку от родных передать и на службу устроиться. Могу чем-нибудь и вам помочь. Замолвлю словечко. Он меня слушает.

Купцы переглянулись.

— Ну, а что? — сказал второй купец с серьгой в ухе и красной сатиновой рубахе. — Помощь нам не помешает. В охрану возьмем, но бесплатно, за кормежку. Если сладится сторговаться с мессиром, не обидим.

— Вот и хорошо! — улыбнулся Ремгол. Когда выезжаем?

— Завтра поутру.

— Меня Ремголом зовут. Отставной сержант королевского кирасирского полка.

— Я Тамаш, — представился купец с серьгой, а это Гуарил. Выезжаем с рассветом. Так что не опаздывай Ремгол.

— Не извольте беспокоиться, господа купцы. Я к дисциплине приучен. С рассветом значит с рассветом. Посижу тут, подожду. Он махнул рукой, подзывая полового.

В дверь дома где снимал комнату отец Ермолай, громко и сильно застучали. Старая хозяйка, вдова отставного вахмистра пограничной стражи с кряхтением поднялась и шаркая босыми ногами, подошла к маленькой лампе, что горела под образом дракона хранителя.

— Кого там нечистые носят по ночам? — недовольно проворчала она и направилась к входной двери. Там остановилась и спросила

— Кто?

— Открывай. Свои.

— Свои по ночам спят…

— Святая инквизиция к отцу Ермолаю.

— А утра дождаться нельзя?

— Утром ты, старая, уже будешь гореть на костре если не откроешь.

— Да открываю уже, открываю! — засуетилась старуха. Она отодвинула массивную щеколду и тут же дверь от резкого рывка распахнулась. На пороге стояли двое мужчин. Инквизиторы в красных мантиях, выглядывающих из под дорожных плащей.

— Ермолай здесь? — спросил один из них с длинными волосами до плеч и неприятным холодным взглядом.

— Здесь. Где же ему еще быть, господа. Проходите. — Она посторонилась.

— Отведи нас к нему! — приказал тот же инквизитор.

Меченосец веры лежал на неразобранной кровати, полураздетый, в одном сапоге и храпел, наполняя комнату вонью дешевой самогонки. Старуха подошла и осторожно стала будить постояльца.

— Вставай, сердешый. За тобой пришли…Видать много нагрешил..

— Уйди бабка. Мы сами его разбудим, — проворчал длинноволосый инквизитор. Старуха охотно бросила дело побудки отца Ермолая и быстро ушла. Длинноволосый не церемонясь, скинул меченосца веры с кровати и ударил сапогом по животу. Но не сильно, так чтобы пробудить инквизитора.

Отец Ермолай с трудом поднялся с пола, ругаясь и сквернословя.

— Ну твари! Кто посмел так богохульно обращать ик...тисяся с верным служителем матери нашей цер ик кви, — с трудом выговаривая слова и так же с трудом поднимаясь с пола. — Сожгу нахрен... Ик. И скажу что так, и было. — Отец Ермолай сумел подняться и ухватившись за каретку кровати, старался удержать равновесие. Удавалось ему это с трудом. Он смотрел на гостей маленькими заплывшими от пьянства глазками. Первое время он не мог собрать взгляд в кучу и моргая, щурился, потирая глаза ладонями. От него далеко несло удушающим запахом перегара.

Длинноволосый поморщился и помахал перед лицом ладонью, отгоняя вонь.

— Спился! — Поморщился второй, полноватый гость и сел на лавку.

— Кто? — Отец Ермолай наконец узнал своих гостей. Облизнул пересохшие губы и пошатнувшись, ухватился рукой за крышку стола. — Я денно и ношно бздю… Вернее бзду… Э-э… Смиренно провожу время в посте молитве, родя… Хм… Бдя над душами грешников…Скорбя... Ик.. Ой! Вот… А что понадобилась вам, братья, в этом хранителем забытом месте? Чтоб здесь все передохли.

— Бздит он. — проворчал длинноволосый.

— Кто бздит? Я бздю? Я денно и ношно… ик. Короче вот. А? Что вам надо? Оставьте меня. Мне надо исполниться молитвенным духом. — Инквизитор оглядел стол и увидел недопитую бутыль самогона. Жадно облизнулся.

Длинноволосый обреченно махнул рукой.

— Утром поговорим, — произнес он. — Пусть проспится старый пердун. Пошли, — обратился он к второму низкому и полноватому инквизитору. Тот кинул взгляд на старающегося устоять на ногах отца Ермолая и кивнул. Поднялся с скамьи.

— Проспись. — сказал он, собираясь уходить.

— Да я бденно и ношно в постах, и молитвах… — начал было отец Ермолай, но гости уже его не слушали. Они громко стуча каблуками сапог, ушли. Отец Ермолай протрезвевшим взглядом, не скрывая злобы, смотрел им в спину. — Паскуды столичные, — прошипел он. — Пусть проспится… — передразнил он инквизитора.

Подходило к концу жаркое, но короткое северное лето. Дни становились короче, а ночи длиннее и прохладнее. Все чаще по небу с востока на запад двигались темные слоеные тучи. В прорехах облаков еще по летнему сияло синее небо. И лучи местного солнца серебрили гладь реки. Утки и гуси нагуляв жирок, тысячами перелетали с одного пруда на другой.

Поселок в Черной Пади обстроился, обжился. Рыбы, дичи, грибов и ягод вокруг заставы было множество.

На холме, где Артем убил шамана, пограничники силами крестьян поставили небольшой острог с вышкой. Там наблюдая за рекой, круглосуточно дежурили бойцы. В случаи опасности и приближения лодок дикарей, могли зажечь на вышке костер и предупредить гарнизон о приближающейся угрозе.

Артем тренировал личный состав, внеся изменения в программу подготовки. Он учел характер действий дикарей и учил солдат действовать в отрыве от основных сил тройками в лесу, на реке. Но также отрабатывал действия и в составе полного отряда. Все учились стрелять из лука, сражаться с копьем и метать дротики. Но дротики были иные чем у дикарей. С внутренней стороны щита крепились три коротких дротика с свинцовым грузом. Острие дротиков было длинным и напоминало зазубренный гарпун. При сближении с противником, с десяти, семи шагов, воины выхватывали дротики и размахнувшись, кидали в соломенные чучела.

Артем выплачивал жалование солдатам в полном объеме и своевременно. Приехавшим купцам он продал всю пушнину и половину драгоценных камней, и выплатил всем пограничникам премию в пол барета. От этого Артам впал в трехдневный запой. Ему помогал страдающий от неразделенной любви великий проклинатель Сунь Вач Джин.

Девушка Луша, калека знахарка любила играть с коротышкой, но на его чувства не отвечала. Была она на две головы выше гремлуна и постоянно говорила, что Сваду нужно подрасти, помыться и надеть чистую одежду, что было выше всех сил и влюбленности для Свада.

Воды он боялся больше чем огня, а расстаться с замызганным кожаным фартуком было для него сродни с святотатством. Так они и проводили ночи. Один страдая от уплывшей от него выгоды, другой от неразделенных чувств. Артем поругался и успокоился.

Жизнь в поселке налаживалась. Авторитет Артема был непререкаемый. Зомби сожрав всю падаль в овраге заматерел, стал худым и жилистым. Бегал быстрее оленя. Вместе с пантерой они образовали стаю и надолго исчезали в чаще леса.

Где-то через пять седмиц после разгрома дикарей, перед полуднем, Артем сверял запасы зерна в лабазе с приходными ведомостями, для отправки отчета в полк. Оказалось что такой рутинной хозяйственной работы у начальника заставы было множество. Определить потребность в фураже, мясе, овощах. Подать заявку в полк, не забыть отправить мзду начальнику снабжения, начальнику строевой части, старшему магу полка и конечно же неизменным сержантам снабженцам. Иначе ничего он не получит. Строевая часть не утвердит его списочный состав. Начальник снабжения не выпишет требование, а сержанты не сторгуются с купцами. А за несвоевременный подвоз припасов спросят с него. Всей это премудрости его научил Козьма, он же и ездил с заявками и подарками в полк. Меха и драгоценные камни вот что шло в качестве взяток.

Кроме централизованных поставок Артем сговорился с купцом Вацлавом, с которым он прибыл в Хволь, на обмен. Он ему отдавал шкуры, мазь от слепней, а Вацлав привозил крупы, зерно, овощи, пока свои не подоспели. Оба были довольны. Не было нареканий и со стороны командования полка. За уничтожение отряда дикарей, он получил благодарность. В полк в качестве доказательства своей победы отправил топоры и дротики.

Продовольствия было много, но нужно было определить что свое, а что прибыло из полка. Такие отчеты нужно было посылать раз в три десятницы или раз в месяц по земному. Артем уже понял, что военная бюрократия так же как и мздоимство было неистребимо во всех армиях, во всех мирах и с этим нужно было мириться. Он сразу не догадался отделить, то что поступало по линии полка и то что он добыл сам, теперь ругая себя за непредусмотрительность, совершал замеры и почесывая лоб, гадал. Как же все это разделить? А ведь приедет еще ревизия...

— Мессир. — Отвлекая Артема от мыслей в амбар зашел Козьма. С холма гонец прибыл. Говорит к нам движется лодка с дикарями могет быть разведка.

— Сколько дикарей? — Оторвавшись от подсчетов спросил Артем.

— Так всего трое говорят, вот я и думаю, что это разведка.

— Пусть следят за лодкой. Вызнают, где они высадятся. Если это разведка, то почему плывут так открыто? Если это передовая лодка, то за ней должны будут плыть остальные, — подумав, ответил Артем.

Подавив вздох от того, что не дают посчитать зерно, Артем направился на выход

«Придется выходить из тела и полетать над рекой». — подумал он.

У себя в комнате он закрылся на массивный крючок и сел медитировать. Сделал глоток эликсира концентрации и посидев пару минут, почувствовал невообразимую легкость, замешанную на эйфории. Так случалось всегда, когда он применял заклинание поиска. Часть его существа, которую он не мог как-то обозвать, взмыла над телом и покорная его воли, устремилась к реке. Сверху он видел лодку, холм с тремя бойцами. В лодке тоже находилось трое дикарей. И что странно, двоих из них он знал. Это были молодые парни. Один сын дикаря, которого он убил на холме, второй отпущенный им пленник. Но рядом с ними находился старик и этот старик был колдуном.

Артем спустился ниже и стал присматриваться к этой троице. Неожиданно старик поднял голову и посмотрел Артему в глаза. Ухмыльнулся и приказал:

— Гребите к холму там пристанем.

— А если на нас нападут? — спросил бывший пленник.

— Нападут, возьмут в плен, сопротивляться не будем, — спокойно отозвался старик. Колдун нас уже увидел. Сейчас посмотрит, что за нами нет других лодок и прикажет привести к нему.

— Он нас видит? — удивленно спросил тот же дикарь. Второй молчал и греб к берегу, к подножью холма.

— Видит. — утвердительно кивнул старик. — Сильный колдун.

Артем вошел в тело, посидел с полминуты, приходя в себя и открыв дверь, позвал Козьму.

— Козьма, отправь сержанта Гронда за дикарями и приведите их сюда. Не бейте и не причиняйте им вреда. Понял?

— Понял, мессир. Все сделаем.

Через час дикари прибыли под конвоем в крепость.

Двоих молодых накормите! — приказал Артем, а ты шаман пошли со мной. Козьма! Распорядись на счет обеда в мою комнату на двоих.

В комнате Артем указал шаману на стул напротив и сам первый сел. Бабы споро принесли еду. Наваристую исходящую паром похлебку, жаренных уток и пироги.

Артем показывая, что пища не отравленная, первым принялся за еду. Ели молча и иногда поглядывали друг на друга.

После трапезы, когда убрали грязную посуду Артем в упор посмотрел на старика.

«Ну вылитый индейский вождь», — подумал Артем. Сухое изрезанное морщинами лицо с ястребиным носом. Перо в седых волосах перетянутых цветной веревкой. Меховая безрукавка и жилистые темные руки. Взгляд прямой и открытый. Артему старик понравился.

«Не буду скрывать от тебя колдун, — начал степенно старик. — Мы прибыли за помощью. — От его взгляда не ускользнуло промелькнувшее удивление на лице мага. Но тот быстро взял себя в руки.

— О какой помощи идет речь? — спросил Артем.

— Ты что-то знаешь о племенах озер? — в свою очередь спросил старик.

— Нет. А должен?

— Если это враги, то обязан. Если друзья тем более.

— А кто ты? — спросил Артем.

— Был врагом, теперь хочу быть другом. — спокойно ответил шаман. — А теперь послушай. Когда-то очень давно к нам бежали из земель, что ныне называется Риванган могучие маги, преследуемые восставшими крестьянами. Мы им помогли и крестьянское войско разбили. Дальше власть Хранителя не прошла, мы сами по себе. Маги на острове построили свой город и стали учить нашу молодежь магическим искусствам. Племена озер стали могучим народом. Мы были едины и собирали дань с жителей гор до самого океана на востоке… старик на мгновение замолчал, вздохнул и продолжил. — Потом среди учеников магов появился ученик, сильный некромант. Он возмечтал о мировом господстве. Маги ему мешали и он обратил их в живых мертвецов. Подговорив других учеников, они напали на учителей и перебили их. Но одного он не знал, что на себя они наложили посмертное проклятие. Сам глава заговора бесславно погиб вместе с предавшими учителей учениками. Теперь на острове стоит город мертвых, куда не суются жители озер. Там властвует смерть… Да-а. А племена Озер стали разделяться, враждовать за лучшие пастбища, места жительства и охоты. С гор стали спускаться горцы и отнимать наш скот. Уводить в рабство пленных, женщин и детей. Они приводили с собой отряды жителей моря, пиратов закованных в стальную броню. Год за годом мы отступали под их натиском…

— Наше племя. — Вновь прервав свое повествование, продолжил шаман. — Состоит из нескольких родов. И нас вытеснили к лесам. Многих мужчин убили в набегах другие племена. Ты убил тех кто пошел за безумным Уйгуром. Тот тоже размечтался о большой власти и решил начать с запада. Посчитал, что жители Ривангана легкая добыча. Глупцы есть во всяком народе и часто они приносят только беды... — Старик помолчал, давая Артему возможность проникнуться его словами и убедившись, что смысл сказанного дошел до мага, продолжил. — И так мы подошли к главному, колдун. Мы предлагаем тебе союз. Ты помогаешь нам своей силой выстоять, мы одариваем тебя золотом, драгоценными камнями, жемчугом и пушниной.

— Интересно. — ненадолго задумавшись, ответил Артем и кинул насмешливый взгляд на старого шамана. — Но в твоем предложении я не увидел союза. Вы хотите купить меня и использовать как наемника, чтобы я помог вам выстоять в противостоянии с другими племенами. Видимо вас приучили к тому, что любого жителя королевства можно купить и продать. Золото, камни, все это хорошо. Но я не вижу для себя смысла помогать вам. Вы окрепнете и вновь придете сюда грабить. Зачем мне эти проблемы. Чем меньше вас, тем меньше проблем у меня.

— Ты говоришь прямо, — ответил шаман. — В твоих устах нет скрытого смысл набить себе цену. И я тебя понимаю. Что ты хочешь? Какой союз считаешь справедливым?

— Я пока не знаю, шаман. Я даже не понимаю зачем мне этот союз. Золото и камни меня мало интересуют. Я тут ими воспользоваться не могу. У меня есть еда, одежда, это все что мне нужно. Может ты что-то сможешь предложить еще что-то?

— Ты колдун не вечно будешь сидеть в этих местах, когда-то ты выйдешь в отставку и тебе нужны будут средства для безбедной жизни. Обеспечь себя ими сейчас.

— Ага и ваш человек, что шпионит для вас в полку, потом скажет, что я предался за камни и золото. Я видел, что вы сделали с теми, кто открыл вам ворота крепости. Вы их убили и камни сунули им в рот. Предателей нигде не любят.

— Вполне возможно что так оно и было, — не споря, согласился старик. — Меня там не было. Но я не предлагаю тебе предавать своих. Это взаимовыгодное предложение. Мы заключим союз на твоих условиях. Продумай их. — Старик замолчал. Подумал и предложил. — Три дня подумать тебе хватит?

— Может быть, — кивнул Артем. — Но предварительно хочу знать, что с меня потребуется сделать за это союз? Может это будет не в моих силах.

— Нам нужна военная помощь в войне против наших противников. У нас мало воинов и когда они узнают что молодежь погибла в набеге, они придут и заберут наши земли. Мы будем ее защищать и все поляжем…

— Так может и у меня не хватит сил справится с вашими врагами? — спросил Артем. Предложение шамана его сильно заинтересовало Так ему открывался еще один путь, куда он может уйти в случае чего. А на душе у него было пасмурно. Он предчувствовал надвигающуюся опасность и хотел иметь возможность спрятаться от нее. Это были неосознанные чувства, будоражащие мысли, но они не давали покоя его душе. Внешне все было хорошо. Но употребление эликсира концентрации пробудило в нем спящее чувство зверя и он, не понимая его природу, ему доверял.

— Ты сможешь, колдун победить наших врагов. Мне это открыли духи. Иначе меня здесь не было бы. Твой путь скрыт в тумане, но сила, что стоит за тобой, поможет теье преодолеть любые опасности… Если ты будешь мудрым и сможешь ее использовать, конечно.

— А если не смогу? — спросил Артем.

Старик спокойно выдержал его взгляд и пожал плечами.

— Мы сами выбираем свою судьбу. — сказал он и замолчал.

Артем понял, что разговор закончен. Шаман сказал все что хотел и не видел смысла продолжать разговор.

— Где тебя найти? — спросил Артем.

— Мы будем там где ты расставил колья с головами наших воинов. — старик говорил спокойно без злобы.

— Три дня значит? — повторил Артем. — Хорошо, через три дня я дам ответ. Тебя и твоих спутников проводят до ворот крепости.

— Козьма! — крикнул Артем. И когда появился его денщик, приказал: — проводи гостей до ворот крепости и не трогайте их.

После ухода дикаря, он долго сидел в задумчивости. Такую возможность какую ему открывал союз с дикарями, он даже не мог предвидеть. Удача была к нему благосклонна. Только как оформить этот союз и что ему нужно от дикарей? Первое что приходило в голову — место куда он мог бы в случае нужды убежать и спрятаться. Второе, жить ему и крестьянам в безопасности без набегов дикарей. Что же еще? Побывать в мертвом городе магов?.. Его размышления прервал появившиеся Козьма. Взволнованный денщик просунул голову в дверь и взволновано сообщил:

— Мессир, разъезд обнаружил отряд в ореховом лесу. Едут по просеки. Там купеческий караван и отряд … Он на мгновение замялся. — Инквизиторов. Три служителя и стража, десяток воинов.

— Инквизиторы? — Артем не был удивлен. Что-то подобное он ждал. — Но что тут понадобилось меченосцам? — Он представлял плохо.

«Неужели они надеются найти тут еретиков? — подумал он. — Они в самом деле надеются, что он даст им право проводить тут обыски и пытки? Может Это отец Ермолай пожаловал по его душу? Тогда что он хочет? Он понимает, что я не дам ему здесь искать еретиков. Он с жалобой вернется в полк. Меня вызовут и что?».. А то, что хорошего будет мало. Неизвестно как отреагирует на это начальство. Тогда предложение дикарей самое то, что ему нужно.

— Седлай моего коня. Я с двумя бойцами выеду им навстречу. — приказал Артем.

Отряд прибывших инквизиторов он встретил на выходе из рощи. Длинные вереницы возов, конная охрана с десяток воинов. Три инквизитора, среди которых был и отец Ермолай. Увидев Артема, он стал тыкать в него рукой. Артем остановился, поджидая караван. Вперед выехал офицер. Молодой, с щеголеватыми усиками, в мундире из тонкого сукна. Глаза прищуренные, не разберешь, что в них таиться.

Артем представился.

— Исполняющий обязанности начальника пограничной заставы мессир Артам.

— Уже нет, — усмехнулся офицер. — Я Старший урядник риньер Кнапер, назначен на должность начальника заставы.

«Аристократ? — мысленно удивился Артем. — Что он забыл на границе?»

— Рад вашему прибытию, риньер, — Артем отдал честь, ударив кулаком в себя в грудь. Хотя радости он не испытывал. Как еще сложаться их отношения? Вот главный вопрос. Но и это оказалось уже было решено.

— Сдайте должность и поступайте в распоряжение господ инквизиторов! — приказал Кнапер.

Артем потяжелевшим взглядом оглядел отряд меченосцев веры. Преодолев неприязнь, процедил:

— Прошу предъявить письменный приказ о вступлении в должность, старший урядник.

Из обшлага камзола офицер достал пакет и вручил его Артему.

Развернув бумагу Артем прочитал:

— Сим приказом старший урядник Кнапер назначается начальником пограничной заставы Черная Падь.

Исполняющий обязанности мессир Артам освобождается от всех должностей. Ему надлежит явиться для проведения расследования в отделение ордена братьев меченосцев веры.

Дальше шла подпись командира полка заверенная печатью.

С тяжелой душой Артем ударил себя в грудь и приговорил.

— Должность сдал.

— Должность принял. — ответил офицер. — Слезайте с коня и поступайте в распоряжение господ инквизиторов. Предупреждаю за неисполнение моего приказа, вы будете арестованы.

Артем оглядел прибывших и слез с коня. Его окружили стражи инквизиторов. Один ударил ногой под колено и Артем неожидавший такого, упал. Уткнувшись руками в сырую землю, возмущенно поднял взгляд. Хотел выругаться, но не успел. Его быстро скрутили и надели на руки наручники.

Артем жил в ожидании каких-то неприятностей, но того что с ним произошло предвидеть не мог. Он растерялся и когда его подняли с земли задыхаясь от возмущения, выкрикнул.

— Вы что себе позволяете! Я на службе короля!..

Но в ответ получил сильный удар латной перчаткой по зубам, и согнулся захлебнувшись в крике. Никогда он не слышал, чтобы офицеров и магов на службе короля выдавали для разбирательств инквизиторам. У них был иммунитет на весь срок службы и то что творили с ним сейчас, он считал самовольством и произволом.

— Вы за это ответите… прохрипел он и получив удар сапогом в живот, свалился на землю. Его вновь подняли и на глазах растерянных солдат погнали перед обозом к замку.

Он шел, пошатываясь, спотыкаясь, окровавленный, подавленный и ошеломленный. По бокам ехали на конях два инквизитора.

— Мы выявим всех твоих помощников, некромант, и сожжем вместе с тобой, — довольно проговорил длинноволосый, худощавый инквизитор. Одного уже нашли. Он ехал к тебе на службу. Говорил что земляк и хотел передать весточку от родителей. Он уже дал показания, что ты с детва знался с темными силами. Хочу тебе посоветовать. Если не хочешь чтобы мы запытали всех крестьян и солдат, признайся в черном колдовстве, назови троих сообщников и мы сожжем тебя и их. Остальных трогать не будем. Это я тебе обещаю...

Артем не глядел на инквизитора. Он был внутренне опустошен. Случилось то чего ни когда не должно было случиться, его арестовали без суда и следствия. То что говорил инквизитор, он мало понимал. Мир, который ему был понятен и принят им как родной, рухнул у него на глазах. Ошеломленный и сбитый столку, он брел глядя прямо перед собой. Казалось что арест его сломил, лишил способности думать и принимать решения.

Его на глазах крестьян и бойцов пограничников провели по крепости. Пару раз ударили в спину, когда он замешкался и Артем падал. Поднимался и тупо, молча шел дальше. Люди видели его потухший взгляд и мертвенно бледное измазанное в крови лицо. Он шел сквозь молчаливую толпу, не глядя по сторонам и никого не замечая. Ему казалось, что это все чудовищная ошибка и ее надо исправить. Пояснить этим людям, что они поступают противозаконно. Они должны понять…

Но что они должны понять, он додумать не успел. Его грубо столкнули в подвал и он потеряв равновесие, покатился, ударившись головой о ступеньку и потерял сознание.

Арингил смотрел на лежащего в собственной крови парня и ничего для него сделать не мог. Его дальнейший путь прятался в тумане и лишь контуры костра проглядывались на одной из дорог. Агнесса, которая раньше была нежна и внимательна к нему, неожиданно исчезла и уже несколько недель не появлялась. Иль вдруг объявил, что его засекли и не объясняя сути, тоже исчез. Ангел брошенный всеми, остался один на один с проблемами Артема и Артама. События разворачивались быстро и не давали времени подумать.

«Что-то произошло, что ускользнуло от его внимания?» — догадался Арингил и поругал себя за то, что слишком много стал думать о Агнессе. Он ведь знал, что она девушка непостоянная и подвержена смене настроения. Но в то же время он к ней привязался. И понял, что терять ее не хотел. Но что делать?..

Этот вопрос всегда стоял перед русскими людьми и неожиданно встал перед Арингилом.

Раньше Арингил удивлялся тому, что русские всегда задавали себе этот вопрос, хотя другие народы ответ всегда знали. Не обошел стороной этот вопрос и мыслителей. Чернышевский, Ульянов - Ленин тоже задавались этим сакральным вопросом и Ленин как ему казалось, найдя ответ, повел страну к коммунизму. Но дорога была длинной и шла через нэп, поэтому он не дошел. Не дошли и его последователи. А потомки последователей сделав круг, вернулись к этому вопросу снова и вернули капитализм. Который конечно же всех не устроил. И меньшая половина нашла ответ, надо обогащаться. А большая стала искать ответ, что делать с обогатившимся. Пока большая половина думала, меньшая укрепила свою власть и разрешила им продолжать думать, но говорить запретила. Все просто. Заговорил, значит оскорбил. Теперь вопрос «что делать» звучал на тон ниже. Что делать, когда цены растут, а зарплата остается прежней? И хотя средняя заработная плата по стране пятьдесят тысяч, но большинству почему-то на хлеб и молоко все равно не хватает. Ответ дало сытое меньшинство — иди и больше работай.

Арингил тряхнул головой. Что-то его не туда занесло. Он вернулся в памяти на пять дней назад…

В помятой мантии инквизитора с сальными пятнами на объемистом животе и с еще больше помятым лицом, отец Ермолай пришел в полк. Прошел в свой кабинет и уставился на двоих меченосцев, развалившихся за его столом. Он тут же вспомнил ночной визит и оглядевшись, скривился. Свободных стульев больше не было, а те два, что находились в кабинете, были заняты задницами хлыщей из столицы. Опрятных, с хорошо сидящими шелковыми мантиями, отороченными золотым шитьем.

— Чем обязан? — не здороваясь, грубо спросил отец Ермолай и подошел к окну. Демонстративно уселся на подоконник.

Длинноволосый ухмыльнулся и насмешливо произнес:

— Дурак ты, Ермолай.

Меченосец побагровел, но сдержался. Лишь желваки прогулялись по пухлым скулам и замерли. Взяв кувшин, стоявший на подоконнике, он стал пить воду.

Вытерев рукавом рот, поставил графин и лишь потом спросил.

— Почему?… Дурак?

— Потому что мы приехали помочь тебе вернуться. Синедрион желает забрать тебя в столицу.

— С чего бы это?

— А с того, что это ты нашел парня Артама, мага и привел его в лоно церкви…

— В лоно церкви! — зло фыркнул инквизитор. — На костер его надо привести, вот куда.

— Нет Ермолай, он нужен живым и послушным. Там на севере им заинтересовались некие силы, что противостоят нашему благостному Хранителю. И мы должны эти силы выявить.

— Да какие там силы! Деревенщина и дикари…

— Не скажи! — Прервал его длинноволосый. — Река начинается с ручейка. Мы привезли приказ от командира полка. В нем мессир Артам передается нам для проведения расследования.

— Это невозможно! Пока он служит, он под защитой короля. — воскликнул отец Ермолай.

— Для служителей веры нет ничего невозможного. По приказу командира полка его вычеркнут из списков части. А сам командир получил перевод на новое место службы поближе к столице. Новый командир освоится нескоро и история с магом быстро забудется. Мы так же привезли с собой нового начальника заставы, аристократа, который пробудет год на границе и с повышением уедет служить в столицу. Он не будет нам мешать исполнять свой долг.

— Тогда в чем дело? — воскликнул отец Ермолай, — на костер паршивца и делу конец…

— Э-э нет. — Отрицательно помахал пальцем длинноволосый инквизитор. — Маг наживка. Нам нужно поймать того, кто стоит за ним.

— А кто стоит за ним? — туповато переспросил быстро трезвеющий меченосец веры.

— А это узнаешь ты и сообщишь нам. Мы заберем мага и уедем. А ты, Ермолай, останешься в крепости и будешь жечь, пытать еретиков. Среди крестьян и солдат…

— Отец Ермолай побледнел:

— Меня прирежут, — прошептал он.

— С чего бы это? Начальник заставы, офицер из преданной нам семьи. Его специально отобрали для этой миссии. Он тебя поддержит во всем. Так что ты не жалея еретиков, смело и дерзновенно проводи дознание, и узнай кому поклоняются эти отступники. После этого вернешься в столицу для доклада, где мы подберем для тебя место службы.

Лицо меченосца подобрело.

— Когда выезжаем? — спросил он.

— Завтра утром с купеческим караваном.

Арингил не понимал того, что происходит. Зачем инквизиторам Артем и Артам? Что они хотели получить, захватив его? Сжигать не собирались, а добраться через него до Иля они вряд ли смогут. Тот спрятался среди северных племен дикарей. Выкурить его из его убежища мог лишь Крестовый поход войск королевства, но церковь не имела такого влияния на короля, чтобы он приказал поднять войска и пойти уничтожать еретиков на севере. Никто не знает сколько их и на что они способны. Если бы знали, давно бы захватили эти земли…

И тут… До Арингила дошел смысл убийств претендентов на престол. У него даже захватило дух от догадки. Но это лишь были догадки, которые нужно было еще проверить.