Поддержать автора
Яндекс Деньги: 410013471701914
Карта Сбербанк: 4276600035783469
PayPal: vladimir-suhinin@yandex.ru

Ознакомительный фрагмент
Два в одном - 3. Закон долга

Владимир Сухинин

ЗАКОН ДОЛГА

С судьбою споря, не желая,

исполнить, выпавший нам долг,

Куда же вывезет кривая?

Не можем взять мы сразу в толк.

А неизменность провидений,

Как неизменный божий дар,

Вселяют в нас толпу сомнений,

Чтоб быть в плену волшебных чар…

( стихи автора)

Глава 1

Артем проснулся от сильного стука в дверь. Кто-то не церемонясь, нагло колотил кулаком, пытаясь разбудить постояльца. При этом повторяя на разные лады:

— Мурадá… Мурада-а. Открывайте. Мурада...

Зевая и проклиная непрошеного гостя, землянин поднялся, с секунду посидел на кровати в поисках сапог, но потом махнул рукой и, протирая глаза, босиком, шаркающей походкой не до конца проснувшегося человека, направился к двери.

Голова немилосердно болела, словно он вчера напился до потери сознания. А может так оно и было. Кто знает что делал ночью Артам. Но спрашивать что делал ночью этот непутевый сожитель, желания не было.

— Да иду уже, иду! — крикнул он и открыл защелку на двери. Отворил двери и уставился на узкоглазого человека. Худого жилистого и невысокого.

«Калмык что ли? — подумал Артем. — Нет, у калмыков лицо круглое, а это… Кореец наверное». Но он показался Артему знакомым. Где-то он его видел.

Узкоглазый поклонился и, подхватив баулы, словно уж проскользнул мимо Артема в комнату.

— Эй, уважаемый! — Артем остолбенел от такой наглости. — Я еще не съезжаю. Так что вы рано заселяетесь.

«Кореец» поставил баулы и обернулся. С поклоном произнес как само разумеющиеся:

— Мурадá, это вещи бывшего мурада, теперь они ваши. Я шуань, теперь служу вам, мурада.

— Не… Не… — замахал руками Артем, — я слуг не нанимал…

Но узкоглазый гость, вежливо поклонился и спокойно но твердо ответил:

— Меня и брата нанял мурада, который умер в катакомбах. А вы, мурада, приняли от него долг.

— Долг? — Артем часто заморгал. — Какой долг?.. — И тут он все вспомнил: вчера ночью он посетил подземное городское кладбище. Там встретил людей… Двое на него напали... Он защищался и убил этих двоих — парня и девушку. Затем спас молодого парня, которого хотел сожрать восставший мертвец и из глубины подземного кладбища выполз этот,.. шуань кажется, и тащил на себе другого человека. Тот, узнав, что Артем убил преступников, которыми оказались эти люди, возложил на него долг…

Артем растерянно открыл рот.

«О боги! Искать убийц претендентов на трон! Это сумасшествие какое-то! Причем здесь он? И как он будет искать убийц?»

Артем выставил пред собой руки, словно отгораживался от «узкоглазого» и, пятясь назад, сел на кровать.

— Нет, — закачал он головой, — вы не так все поняли, уважаемый. Я простой маг и еду проходить службу в армии в дикие земли. Мне некогда ловить преступников … Да и не умею я это делать.

Взгляд шуаня остался бесстрастным.

— Мурада умер. Мой брат умер. На тебе, мурада, долг. Такие обстоятельства.

— Да какие еще обстоятельства? — возмутился несправедливостью требований непрошеного гостя Артем.

И снова к Артему вернулась память. Он не стал слушать умершего, но помог этому шуаню, полечил его. Тот встал и шатаясь ушел вслед за убежавшим парнем.

Оставшись один, Артем испугался: а вдруг в смертях этих людей обвинят его и тоже быстро покинул подземное кладбище. Долго размышлять над необычной просьбой умершего человека он не стал, пришел к себе в номер и завалился спать. Уснул сразу как убитый.

— Погулял, называется, — пробормотал он. — Все этот краснобай Варнава виноват: «сходите, мессир, не пожалеете».

Он вспомнил сон. В комнате сидело трое: Иль, новый бог, что прячется от дракона; парень в белой хламиде, что не пойми кто он такой, то ли санитар, то ли ангел; и девушка с черными волосами и небольшими рожками. Они все трое осуждающе качали головой.

Первым высказался Иль:

— Артем, от долга отказываться нельзя. Смертельно опасно. Это, понимаешь, закон непреодолимых обстоятельств. Что бы ты ни делал, все равно обстоятельства сложатся так, что заставят тебя исполнить долг, который возложил на тебя этот человек. Только если ты это сделаешь добровольно, то получишь помощь в этом деле. Или пострадаешь, понесешь потери и через это к тебе придет понимание неотвратимости пути предначертанного тебе провидением.

— Да почему я? — не сдавался Артем.

— Потому что, — ответила девушка, — ты убил преступников и помешал их поймать.

— Я... Я просто защищался! Или вы хотите сказать, что я должен был дать себя убить?

— Тебе не стоило идти в подземные катакомбы, — ответил «санитар».

— Ты стал причиной изменения судеб многих людей и должен исправить свою ошибку.

— Ничего себе! Я многих убивал и что теперь, я должен постоянно исправлять ошибки?

— Нет, — ответила девушка. — Только в данном случае, потому что ты нарушил предопределение.

— Какое еще предопределение?

— Свыше! — грозно произнес Иль.

— Но я должен ехать к месту службы, — не сдавался Артем.

— Отправляйся к месту службы, — ответил парень в белом балахоне, — служи, но помни, ты должен отдать долг. От тебя требуется только согласие. Провидение само определит время, когда нужно будет отдать долг.

— Так я могу не сейчас отдавать долги? — облегченно вздохнув, спросил Артем.

— Всему свое время, Артем. — произнес Иль. — Ну так что?

— Что что? — огрызнулся Артем. Если все так складывается неудачно, я под давлением обстоятельств согласен принять этот долг. Довольны?

Троица, ничего не ответила, а стала отдаляться, теряться в мареве видения и вскоре совсем исчезла.

Артем уселся на кровать. Обхватил голову руками.

«Надо подумать, как быть», — решил он.

Гость все это время почтительно стоял сбоку. Артем искоса посмотрел на «узкоглазого».

— Ты же был сильно ранен, — произнес Артем. — Как так ты быстро излечился.

— Эликсир, мурада.

— Эликсир? Понятно, тебя как зовут, гость непрошеный?

— Луй Ко, мурада.

— Присядь, Луй Ко, мне нужно подумать. Шуань, это кличка?

— Нет, мы с братом выходцы из страны Шуань. Мое имя Луй Ко, мурада. Клички нет.

— Шуань, значит… точно, есть такая империя на юго-востоке, — кивнул Артем. — Что же мне с тобой делать, Луй Ко? Я, понимаешь, еду в армию, на границу служить, и сейчас заниматься расследованием не могу. Вот потом… Да и не знаю я, как расследование вести.

— Луй Ко немного знает и поможет мурада. А пока я буду вашим слугой.

— Слугой, говоришь? — скривился Артем. — Мне надо подумать. Я еду в дикие земли. Ты хочешь ехать со мной?

— С вами, мурада.

— А ты понимаешь что там идет…

Договорить он не успел. В дверь раздался сильный стук.

— Именем короля, откройте! — раздался зычный голос. И дверь распахнулась от сильного толчка.

Артем с удивлением увидел в дверях стражников и человека в мундире жандармов. За их спинами маячил человек в мантии мага.

Жандарм прошел вперед.

— Господин постоялец, назовите себя. Сословие и род занятий. — потребовал жандарм.

Шуань быстро сунул жандарму под нос жетон королевской прокуратуры.

Жетон вспыхнул и засветился синим светом. Жандарм заморгал и уставился на жетон.

Наконец, когда первое удивление прошло, он вытянулся в струнку.

— Прошу простить, господин… — жандарм замялся.

— Артам, — помог ему Артем. — Чем могу быть полезен?

— Дело в том, господин Артам, что сегодня ночью на городском кладбище были убиты люди. И, кроме того, там применяли некромантию. Следы ауры привели нас сюда.

Артем понял, что отвертеться не удастся и надо говорить правду. Вот они, те самые обстоятельства, что настигли его. В дверях стоял и прожигал его взглядом маг из городской стражи. Артем встретился с ним взглядом и уловил скрытую неприязнь. Мгновенно, как это у него случалось в критические моменты жизни, просчитал ситуацию, порадовался приходу шуаня и стал спокойно говорить:

— Да я там был. Там скрывались преступники. Они убили… моего старшего товарища и одного из слуг — шуаня. Но сами они тоже погибли.

— Хозяин постоялого двора, — прервал молчание маг. Он сверлил Артема недоверчивым взглядом. — Сказал, что вы маг и следуете к месту службы на границу. Это так?

Но Артем уже понял, что он с этим жетоном королевской прокуратуры неприкасаем и может послать этих незваных гостей куда подальше.

Он встал с кровати.

— Куда я следую и по каким делам, вас это не касается. Оставьте меня и занимайтесь своими делами.

Жандарм попятился.

— Приносим извинения, господин Артам. Не смеем больше обременять вас своим присутствием.

Он пятясь вышел и осторожно закрыл за собой дверь.

Шуань одобрительно усмехнулся и протянул ему жетон.

— Он ваш, мурада.

Выходец из империи воздал должное смекалке парня с наивным выражением на лице. Отличная маскировка для тайного агента.

Артем взял серебряную бляху и повертел в руках. Медальон как медальон, ничего примечательного. Но вглядевшись магическим взором, чуть не присвистнул. На нем был отпечаток его ауры. Он-то думал, что любой может показать такой значок и представиться сотрудником королевской прокуратуры, но оказывается все гораздо сложнее.

«Кто же и когда перенес мою ауру на жетон? Неужели и впрямь предопределение?» — задумчиво разглядывая жетон, размышлял Артем. Он силился понять как ему быть. Если бы на него не возложили долг, то он, скорее всего, попал бы в тюрьму за убийство. Убитые есть и есть он, чью ауру сумели отследить. Он же творил магию. А она оставляет след. А потом повесили бы на него убийство, казнили и закрыли дело.

«Вот так дела! Точно говорил «санитар», не нужно было идти в катакомбы. Спал бы сейчас спокойно и беды не знал».

— Ох грехи мои тяжкие! — вслух вздохнул Артем. — Что делать будем, Луй Ко?

— Поедем к месту службы, мурада.

— А когда продолжим расследование?

— Когда обстоятельства сложатся.

Артем повеселел. Отложить дела на потом, это было его любимой привычкой еще со срочной службы. Не спеши выполнять приказание, потому что последует новое. В стране бардак, а в армии тем более.

— Вот что мне в тебе нравится, Луй Ко, так это то, что ты все знаешь. И можешь дать правильный совет в нужное время. Может скажешь сколько я должен тебе платить за службу?

Шуань ощерился тонким, большим ртом. Глазки стали узкие как щели.

— Бывший мурада уже заплатил. С тебя, мурада, стол и проживание.

Он подошел к баулу поднял и поставил рядом с Артемом.

— Здесь все что вам нужно. Документы, записи, деньги, драгоценности. Очень много. Но сначала нужно освободить частного сыщика, он вам поможет с расследованием.

— Какого сыщика?

— Того, которого вы спасли от мертвяка, в катакомбах. Он помогал бывшему мурада в поисках преступников.

— И где сейчас этот сыщик? И как я его освобожу?

— Откройте баул, там ордер на проведение расследования. Он дает вам неограниченные полномочия.

Артем недоверчиво посмотрел на шуаня, потом перевел взгляд на кожаный баул.

У него невыносимо зачесалась правая бровь. Он остервенело почесал ее ногтями и облизал пересохшие губы. Открывать баул, он не торопился. Артем смотрел на этот баул как на опасного удава. Он понимал, что открыв его, назад дороги уже не будет и он хотел оттянуть этот момент как можно на дольше.

— Парня сейчас наверное уже пытают, — поторопил его шуань.

— Ты думаешь, что его арестовали? — недоверчиво переспросил Артем. — Может он успел сбежать?

— Я ходил к нему домой и видел как его вывели стражники.

— Странно. А как они проследили за парнем? Он же не магичил там… Или магичил?

— Его сдал жандармам хозяин постоялого двора. Узнав о гибели постояльца, он хотел присвоить его вещи. Но я не отдал их ему. Я слышал как он рассказывал жандарму, что к погибшему часто приходил Уильям — местный частный сыщик.

— Понятно. И куда мне идти?

— В городскую тюрьму. Но сначала возьмите ордер.

Артем без всякого желания нагнулся к баулу. Расстегнул застежки и открыл его. На самом верху лежала толстая тетрадка, из нее выглядывал желтый лист пергамента. Вытащив лист он прочитал:

« Податель сего наделяется чрезвычайными полномочиями в деле королевского расследования ».

Кратко и по существу. Внизу стояла магическая печать.

Артем повертел лист в руках, посмотрел на обороте и даже понюхал.

— А мне поверят? — недоверчиво спросил он.

— Поверят, мурада. Этот ордер нельзя украсть, потерять или просто отдать. Он переходит к другому если на человеке висит долг. Или тот кто ведет дело передаст его своему помощнику добровольно. Действуйте смелее, мурада. Вы занимаетесь делом короля. Так и скажите в тюрьме: «Дело короля!» Заберете парня и поедете к месту службы.

— А если он не захочет поехать с нами? — с сомнением спросил Артем.

— Тогда его здесь казнят как виновного в убийстве королевского дознавателя. Он не показался мне глупым, мурада.

— Мурада, мурада. Почему ты называешь меня мурада?

— Ты заказчик. Ты оплатил наши услуги. Значит мурада.

— Я вроде не платил.

— Заплатил бывший мурада. А долг перешел к тебе, и я тоже.

—Ладно, делать нечего… — Артем поднялся с кровати на которой сидел. — Я хочу сначала умыться и привести себя в порядок.

Он решился. Раз на нем долги, он их отдаст. Как говорили на Земле: чему быть, того не миновать.

— Распорядись насчет воды, Луй Ко.

— Уже, — Шуань довольно расплылся в улыбке. Он открыл дверь в комнату и слуги внесли таз и кувшин с водой.

Артем умылся, причесался и спросил:

— Как я выгляжу?

— Почти нормально. Переоденьтесь в дорожное платье бывшего мурада. Вы по размерам очень похожи. Из другого баула шуань вытащил сверток и протянул Артему.

Артем спорить не стал. Лег спать он не раздеваясь и его костюм, снятый с убитого мага, был помят.

Через четверть часа он спустился вниз. Поискал глазами хозяина постоялого двора и, увидев побледневшего Митрофана, направился к нему.

Достал жетон королевской прокуратуры и помахал им перед застывшем столбом Митрофану.

— Дело короля! — сурово произнес он и Митрофан упал на пол, потеряв сознание.

«Надо же, работает!» — повеселел Артем. И оглядевшись, нашел взглядом сразу побледневшего буфетчика.

— Скажи хозяину, что скоро я приду. Приготовьте стол на троих.

Настроение у Артема улучшилось и он обратившись к шуаню, бросил:

— Показывай, где тут тюрьма.

К серым стенам городской тюрьмы Артем подошел с внутренним трепетом. Он чувствовал себя неуютно, но старался показать свою холодную решимость. К его удивлению после разговора со стражником в будке у ворот тюрьмы, он неожиданно успокоился.

Показав жетон, он приказал вызвать старшего смены. И тут же на крик охранника открылось окошко в калитке.

В окошке показались насупленные брови.

— Дело короля! — произнес Артем и, как по мановению волшебной палочки, перед ним раскрылась калитка.

Старший смены вытянулся и отрапортовал:

— Вашмилость, вахмистр Бруно Вейк. Чем могу служить?

— Я прибыл за моим помощником. Его задержали утром. Зовут Уильям.

— Вашмилость, то решает начальник тюрьмы.

— Так проводи меня к нему. Чего застыл как столб?

— Слушаюсь, вашмилость!

Начальник тюрьмы, полный, низкого роста человек в мундире жандарма и с лысой головой, смерил Артема неприязненным взглядом.

— Говорите, вы, сударь, из королевской прокуратуры? — переспросил он барабаня пальцами по столу. — О, поверьте! Я не ставлю под сомнение ваши полномочия. Но что вас привело в наш город?

Артем тратить на него время не стал. Он положил ордер на стол перед жандармом и нейтральным, спокойным голосом спросил:

— Вы хотите быть повешенным за преступления против короля?

Имея авантюрный склад характера и способности актера, Артем легко вошел в роль могущественного чиновника из столицы и шел напропалую.

Жандарм от таких слов даже подскочил. Но Артем не дал ему высказаться.

— Я расследую дело против короны, ищу сообщников преступников. Два из них были убиты в подземелье вашего города. Но вижу, что заговор глубоко проник…

— Ваша милость! — жандарм схватился рукой за воротник мундира впившегося ему в толстую шею. Видно было, что его душил страх. — Ваша милость! Я сделаю все что вы прикажите. Простите!.. Я не думал создавать препятствия вашему расследованию… Тут был недавно... Уже… Один…

— Неважно! — перебил его Артем. — Прикажите привести сюда моего человека. И если ваши палачи его покалечили, приведите в порядок. Он мне нужен живым и невредимым.

Начальник тюрьмы с облегчением смотрел в спину парню, который никак не походил на королевского дознавателя... Если только он не был тайным агентом. А он, по мнению жандарма, именно таким и был.

«Опасный тип!» — жандарм передернулся от внезапно охватившего его озноба. Открыл папку и стал рвать листы обвинительного заключения. Потом позвонил в колокольчик.

Вбежал секретарь. Худой сгорбленный старик с длинным носом, на котором вечно весела капля. Старик подобострастно поклонился.

— Шульг, — тихо но твердо произнес жандарм, — обвинительное заключение нужно переделать. В основной части напишешь, что четверо неизвестных устроили в подземном кладбище ссору и поубивали друг друга. Напишешь и принесешь мне на подпись. В пятый отдел материалы дознания не передавать. Дело это не политическое, а уголовное. Понял?

— Все понял, вашмилость, сделаю все в лучшем виде.

Старик кланяясь попятился и вышел из кабинета.

Жандарм вытер платком лоб и с облегчением подумал: «Пронесло».

Через час на постоялом дворе, в зале трактира, напротив Артема сидел молодой парень. Взгляд парня был подавлен. Он молчал и изредка поднимал глаза от столешницы и тоскливо озирал зал. Они сидели вдвоем и Артем изучал помощника дознавателя.

«Лет тридцать ему, — думал Артем. — Бывалый. Шрам на лице. Так же как и я стал жертвой обстоятельств».

Поодаль за отдельным столом сидел шуань.

Принесли еду. Мясо в горшочках, теплый хлеб, тушенные овощи в сливках и пироги. Поставили на стол графин красного вина.

— Ешьте, Уильям, потом поговорим, — произнес Артем и налег на еду. — Пейте вино, на меня не смотрите, я не пью.

Уильям протянул руку, взял графин и налил себе вина в оловянную кружку, выпил за один присест, но к еде не притронулся.

Артем отложил ложку.

— Значит так, Уильям. Я случайно оказался в подземелье. По настоянию одного балбеса отправился смотреть достопримечательности вашего города. В одном из коридоров увидел людей — парня и девушку. Они хотели меня убить, я защищался и убил их. Теперь вот на мне долг. Человек, на которого ты работал, возложил его на меня. Я маг, еду служить на границу с дикими землями, в розыске ничего не понимаю. Тебя спас из тюрьмы и от казни. Прости друг, но на тебе тоже долг.

Агнесса смотрела как вел переговоры их подопечный. Он смирился с тем, что ему нужно будет доделать начатое с дознавателем и теперь, что называется, ковал по горячему. Быстро решал проблемы недостатка опыта и знаний.

— Какой молодец! — обернулась она к Арингилу, который в это время расправил крылья и чистил перья.

— Зачем тебе крылья, Арчи? — спросила девушка с изрядной долей ревности. Ей новый бог дал всего лишь пилочку для ногтей. И этот бог всех отлученных и отверженных всё время проводил с ее бабусей — развратной тифлингом полжизни проведшей на каторге.

— Это как медаль за заслуги, Агня, — улыбаясь от удовольствия, отозвался ангел. — Есть крылья, есть награда за службу. У нас на земле говорят: «Не было бы счастья, да несчастье помогло».

— Подумаешь, счастье. Крылья! — Фыркнула тифлинг, пытаясь скрыть свою ревность. Ее-то не отметили наградой. А это было по ее мнению несправедливо. — И что? Счастье, Арчи, это… Дом, любимый человек, детишки… А как ты думаешь, у наших детей будут рожки? Или крылья? А вдруг и то и другое! Вот девчонки от зависти лопнут.

— Смотри сама не лопни… — прозвучал насмешливый девичий голос у нее за спиной.

Агнесса резко обернулась и ее ноздри возмущенно затрепетали.

На краю полянки стояли две ее подружки. Но что ее взбесило — они нарядились в самые вызывающие костюмы. Сильно открытые декольте блуз и юбки прикрывающие лишь трусы. И были ли на них трусы, она даже сильно сомневалась. Накрашенные и, как она считала, очень вульгарно, они оценивающе смотрели на ее мужчину

— Агнессочка, — томным голосом проговорила одна из них с волосами туго стянутыми в хвост на затылке. — Ты познакомишь нас с твоим напарником. Ее голос сочился похотью и Агнесса от возмущения задохнулась: «Они положили свои бл… глаза.., на ее Арчи. Твари!»

Агнесса пошла им навстречу, закрывая собой Арингила. Настроена она была решительно. В любви как на войне, каждый сражается за свое. А Арингил был ее.

— Вам что здесь надо? — сжав кулачки, прошипела она. — Вам что, заняться нечем?

Гости тифлинги встали плечо к плечу и приготовились к драке.

— Смотри, Клара, — засмеялась девушка с волосами забранными в хвост. — Наша Агнессочка не только ноготки чистить умеет, так она еще и парня иномирца прихватила.

— А может он ее собственность, Лаурина, — отозвалась вторая тифлинг с широкими бедрами и узкой талией. Может она нам его продаст? Помнишь как она хотела продать нам своего подопечного.

— А-а. Этого грязнулю и пьяницу?

— Ну да. А кого ей могли дать? Короля? Что она, что ее бабуся, друг друга стоят…Бабку отлучили от служения, а внучку отвергли. Они обе продажные шлюшки.

— Ах вы! — Агнесса готова была их разорвать, но между тифлингами взмахнув крыльями и взлетев, быстро встал Арингил. Он раскрыл крылья и спокойно глядя в глаза девушек произнес:

— Дамы, я вижу вы пришли сюда ссорится и оскорблять. Вам лучше уйти отсюда.

— А если не уйдем, красавчик? — засмеялась Лаурина и облизала ярко красные губы языком. Она выгнула спину, выставив на обозрение свою наполовину вывалившуюся из блузки грудь. — Ты нас накажешь?

— Ой, Лаурина, я так хочу быть наказанной, — проворковала Клара и покачала своими бедрами.

За спиной Арингила бесновалась Агнесса.

— Сучки! Пусти меня!

Но она не могла пройти из-за растравленных крыльев ангела.

Арингил ударил крыльями по воздуху и две тифлинга напором ветра унесло прочь. Агнесса услышала лишь затухающий крик:

— О-о-й!

Арингил сложил крылья и спрятал их.

— Ты… Ты их прогнал?

Агнесса стояла и не веря своим глазам, озиралась по сторонам.

— Но почему?

— Потому что они тебя стали оскорблять. А ты моя невеста, Агнесса.

— Ты это сделал ради меня? — девушка стояла и недоуменно моргала. — За меня еще никто не заступался...

Она от охватившего ее восторга завизжала и бросилась на шею Арингилу.

Непривычному к такому изъявлению радости ангелу пришлось стоически терпеть излияния чувств своей невесты. При этом он смотрел на подопечного.

Он видел, как из сумки вылез гремлун. Встал ножками на скамейку и оглядел стол. Увидел кувшин вина и потянулся к нему, другой рукой ухватил пирог.

Свад хотел налить вино в стакан Артема, но тот накрыл его рукой.

— Хватит, Свад, пить, — произнес Артем, — до добра тебя это не доводит.

— Еще чего! — возмутился гремлун. От вина еще никому плохо не было. — Правда Уильям?

Местный сыщик сидел с широко открытым ртом и не мигая, смотрел на коротышку.

Свад, видя непреклонность своего товарища, сгреб несколько пирожков, и перед тем как скрыться, недовольно пробурчал:

— Ну и не надо, жадина. Чтоб ты этим вином подавился.

— Это кто? — справившись с удивлением, спросил сыщик.

— А-а! Не обращай внимания, — отмахнулся Артем, — местный домовой. Пристроился, ест и пьет за мой счет. Что скажешь насчет нашего дела?

Уильям вновь нахмурился.

— У нас с вами, сударь, нет никаких дел. Последний раз, когда я связался с вашим предшественником, знаете что я получил?

— Догадываюсь, вы стали богаче на несколько золотых. Кроме того, вы избежали виселицы, за то, что никого не убивали. А вы обязательно будете на ней висеть, если не согласитесь на мои условия. Тут, уважаемый, нами владеют обстоятельства. Я бы сказал, обстоятельства непреодолимой силы.

Увидев недоуменный взгляд сыщика пояснил:

— Я спасаю вас. Вы помогаете мне. У вас нет иного выбора. Вы уйдете и я сниму с вас неприкосновенность.

— Это... Это подло, сударь, — с трудом скрывая возмущение, процедил сквозь зубы парень.

— Отнюдь, Уильям. Это ваш выбор. Или зажить как человек, вырвавшись из бедности, или висеть на городских воротах. И кормить ворон.

Парень помолчал.

— Вы не оставляете мне выбора.

— Неправда, выбор есть всегда, — спокойно отреагировала Артем. — Есть он и у вас. Между виселицей и обеспеченной жизнью в другом городе.

Уильям, понимая правоту странного парня с простодушным лицом, речи которого не соответствовали его внешнему образу, ответил:

— Хорошо, я принимаю ваше предложение. Что я должен сделать?

— Пока отправляйтесь к себе домой и приходите сюда после полудня, мы обговорим наши планы.

Уильям поднялся. К еде он не притронулся.

Вставал тяжело, как человек придавленный непосильным грузом. Такой же тяжелой походкой пошел прочь.

Ему вслед глядел со страхом Митрофан и с улыбкой Артем: «Ничего, потерпишь и привыкнешь», — подумал Артем и принялся за еду.

После завтрака Артем стал просматривать вещи бывшего мурада. Отложил в сторону тетрадь с записями.

За ним внимательно наблюдал шуань. Он видел с каким равнодушием парень высыпал на кровать мешочки с деньгами и драгоценностями. Не обращая внимания на богатство, стал перебирать остальные вещи.

Плащ из тонкой шерсти, с золотой заколкой. Новые сапоги, два комплекта шелкового белья и несколько магических амулетов. Отдельно лежал кожаный пояс с пристегнутым тонким изящным стилетом, магическими зельями в кармашках, все зелья были очень дорогими. Зелье лечения, магии второго уровня, и самое главное зелье концентрации, что очень порадовало Артема.

Все, кроме тетрадки и мешочков с деньгами, он сложил обратно.

Указав на неслыханное богатство доставшиеся ему в наследство, Артем произнес:

— Луй Ко, забирай все это и распоряжайся этим по своему усмотрению. Раз ты не спрятал и не утаил все это, тебе этим и распоряжаться. Мне в армии оно не нужно.

Шуань с огромным уважением посмотрел на парня и поклонился.

— Спасибо, мурада, за доверие. Умру, но не присвою и оправдаю ваше доверие. Провидение знало, кого посылать в помощь Кварту Свирту.

— Ты так думаешь? — переспросил Артем, беря в руки тетрадь. — Я как-то в этом не уверен. Ты бы лучше справился с этим делом… Он развернул тетрадь.

— А умершего звали, значит, Кварт Свирт.

— Мне нельзя, мурада, я шуань.

— Ладно, — покладисто отозвался Артем. — Нельзя, так нельзя. Иди к себе, а я почитаю записи Свирта, может что пойму.

Шуань собрал мешочки, поклонился и вышел. Но перед выходом протянул Артему амулет на серебряной цепочке.

— Что это? — Артем с интересом рассматривал украшение.

— Это амулет, который определяет отравлена пища или нет, мурада. Возьмите, он пригодился тому мурада, пригодится и вам.

— Спасибо! — Артем забрал амулет и убрал в кармашек пояса, который надел на себя

Артем остался один, не снимая сапог, лег на кровать и открыл тетрадь.

Красивым четким почерком бывший мурада описывал, чем ему пришлось заниматься:

« Я Свирт Кварт, тайный агент королевской прокураторы, второго месяца лета, одна тысяча шестьдесят второго года от начала правления первых королей Ривангана получил указание от королевского прокурора Грибуса Аданадиса, провести официальное расследование гибели претендентов на престол, под грифом « дело короны ».

Основаниями для разбирательства послужили странности при гибели претендентов:

Всего мы знаем о четверых реальных претендентах на престол. Это Орангон де Ро, сын кангана1 Жупре де Ро, наместника севера. Ему восемь лет, и он первый в очереди.

# # 1 К а н г а н — наместник нескольких провинций.

Маншель ла Брук, сын ландстарха Немрода ла Брука, ему двадцать пять лет, он второй.

Ризбар ла Коше, сын ландстарха Гиндстара ла Коше, ему тринадцать лет. Он третий в очереди.

Марас Аданадис, сын королевского прокурора конта Грибуса Аданадиса. Сорок семь лет, он четвертый в очереди.

В течении одного месяца погибли трое претендентов за исключением сына королевского прокурора Мараса Аданадиса.

Обстоятельства гибели претендентов сопровождались множеством странных обстоятельств.

Первым погиб Орангон де Ро на охоте, на которую он выехал вместе с отцом. Его якобы понесла лошадь испугавшись волков и он упал в овраг, и сломал шею.

В первом случае есть то, что мне непонятно в расследовании. Что это была за охота? На какого зверя? На кабана, оленей или волков? Почему слуги не помчались за наследником? И как волк мог появиться среди людей? Почему лошадь, на которой сидел мальчик, не была обучена охоте?

Оставшиеся без ответов вопросы дают основания утверждать, что гибель Орангон де Ро произошла не случайно.

Во втором случае претендент погиб на дуэли, но убийца Можель Винье, бастард риньера Ливертьена, которого в криминальных кругах знают под кличкой Мрачный, специально оскорбил претендента, обозвав того пьяницей.

Здесь не выяснено как часто бретер приходил в этот трактир с друзьями. Во-вторых, бретер — это человек-убийца, что живет за счет платы за поединки, и его слова, сказанные наследнику, звучат фальшиво. По большому счету такому человеку как Мрачный, наплевать, кто будет королем.

Кроме того, он якобы случайно напоролся на клинок его товарища Кертинга, с которым познакомился здесь же. По словам охранника Можель отступил назад и напоролся на рапиду1 Кертинга.

# # 1 Р а п и д а — узкий метровый меч с плетеной гардой, оружие военных моряков.

Кертинг приехал в столицу месяц назад, познакомился с Можелем и ссужал того деньгами. Их часто видели вместе.

Есть основания полагать, что это было заказное убийство.

Кертинга в трактире видели с молодым парнем Ригом Транго и высоким широкоплечим южанином, одетым в белую шелковую рубаху и расшитую кожаную жилетку. Южанин носил короткий меч ».

Артем остановился и задумался: «Где-то я видел эту рубаху и жилетку?…Точно, это тот парень, что пытался меня убить мечом в катакомбах! Все сходится, у него были черные волосы, сам похож на армянина. Белая рубаха и кожаная жилетка».

Здесь на севере среди светлооких людей, южанин резко выделялся.

«Так, что там дальше?»

« В доходном доме, где жил Кертинг, я обнаружил труп похожий на самого Кертинга. Но им оказался Риг Транго. На щеке которого была нарисована родинка, делающая его похожим на Кертинга. Сам Кертинг исчез.

Все стало на свои места. Кто-то убирает претендентов на престол королевства и делает это под видом случайных смертей. Остается выяснить кому это выгодно.

На первый взгляд это выгодно королевскому прокурору, так как остался жив его сын Марас Аданадис, но его величество своим указом вывел Мараса Аданадиса из состава претендентов.

Таким образом претендентов на престол королевства Риванган не осталось…. Или, скорее всего, есть неизвестный претендент, который будет явлен народу в случае смерти его величества. И цель неизвестного организатора убийств посадить на престол этого неизвестного претендента.

Мне необходимо выйти на след этого организатора преступлений « против короны ». Мы имеем уже двоих подозреваемых: южанин и Кертинг.

Я еду на север в замок ландстарха Гиндстара ла Коше, там буду искать свидетельства покушений.

Сын ландстарха Гиндстара ла Коше Ризбар ла Коше упал с высокой башни, куда он ночью пришел, получив записку, якобы от Клавдии — девочки, в которую он был тайно влюблен, дочери риньеры Барбары — компаньонки его матери.

Проведя неделю в замке, я смог выяснить обстоятельства гибели наследника.

Кертинг проявился в двух местах. Он как бы случайно убивает бретера, затем инсценирует свою смерть. Он убивает своего нового знакомого на своей съемной квартире и выставляет дело так, что это он умер от удара кинжалом. Сам же оказывается здесь, на севере, вблизи замка Ла Коше. Знакомится в трактире с двумя стражниками из замка, братьями Клевер, и те, видимо за деньги, пропускают его в замок. Служанка Нора, падкая на передок — зачеркнуто рукой Кварта Свирта, — господ, становится его любовницей и подбрасывает Ризбару письмо. Ризбар, влюбленный в дочь компаньонки матери, думает, что записка от нее и ночью бежит наверх башни, где его поджидает Кертинг, который и сбрасывает его с башни.

Затем он устраняет Нору, выбрасывая ее из окна. Узнав, что я подобрался близко к разгадке тайны гибели наследника, в последнее дежурство братьев Клеверов он пробирается на крышу и пытается убить меня, но карлик живущий в замке, мне помогает с ним справиться. И Кертинг, убегая, падает в ту же дыру, что и сын ландстарха.

Это официальная версия ».

«Ого! — подумал Артем, — а есть еще неофициальная! Но понимаю, что мне ее лучше не знать, меньше знаешь, спокойнее спишь. Мне эти тайны аристократов ни к чему».

Артем уже догадался, что будет дальше. Свирт каким-то образом вышел на след южанина, преследовал его в катакомбах и погиб. И помогал ему выследить южанина Уильям. Вот он пусть и продолжает расследование. А он, Артем, поедет служить на границу.

Довольный принятым решением и что можно это дело переложить на другого, Артем закрыл тетрадь.

Полдень уже наступил и он спустился вниз в трактир.

Уильям пришел раньше, он со скучающим видом ждал Артема и сидел на том же самом месте что и утром.

Артем молча сунул тетрадь сыщику и приказал:

— Читай. Там все обстоятельства дела.

Пока сыщик читал записи Свирта, Артем заказал еды. Неторопливо умял снедь. Уильям, как выходец из королевства хорошо сведущий в местных хитросплетениях, читал и соображал быстрее Артема. Он лучше знал реалии своей страны.

Отложив осторожно тетрадь на края стола, словно держал в руках змею, сыщик осенил себя священной змейкой.

— О! Хранитель, спаси и обереги! — прошептал он.

— Ну что, — спросил Артем, — ты в чем-нибудь разобрался?

— Разобрался. Нас всех казнят.

— Да-а? — Артем удивленно приподнял брови. — На чем основано твое утверждение, мой помощник и друг.

— Мы лица недворянского звания — простолюдины — залезли в тайны сильных мира сего. Нас живыми не отпустят.

Артем поднял стакан ягодного взвара и сделал большой глоток. Затем спокойно продолжил.

— Ну это будет потом, а сейчас, что ты понял, прочитав записи?

Уильям в упор уставился на спокойно сидящего парня. Потом заерзал под его уверенным взглядом и тихо промямлил.

— Может сбежим?

— Не получится. Видишь сиди шуань? За моей спиной.

Уильям посмотрел на узкоглазого человека, который словно не вникал в их разговор и увлеченно ел свою кашу.

— Так вот, он рука провидения. Он зарежет нас еще до того, как до нас доберутся дворяне.

Шуань поднял глаза и кивнул, соглашаясь со словами полноватого парня.

— Думаешь спрячешься?

Артем допил взвар и поставил стакан на стол.

Уильям еще раз поглядел на Луй Ко и ответил со вздохом обреченности:

— Думаю, что не спрячусь.

И шуань вновь кивнул.

— Ну так что ты понял из записей? — вновь задал вопрос Артем. Он понимал чувства этого парня, он и сам хотел выскользнуть из тисков обстоятельств, но… к своему огорчению понял, что это невозможно и нужно смириться …

— У Свирта были зацепки, — начал Уильям. — Он хорошо поработал и вышел на след убийц. Через них хотел выйти на заказчика. Но ему не повезло. Первого он убил сам, второго убил ты… Кстати, а как тебя зовут?

— Артам из Гризби.

— Так вот, Артам, единственная зацепка, которая может привести нас к заказчику, может найтись, если мы изучим обстоятельства смерти Орангона де Ро. Сына кагана северных провинций. Я даже боюсь подумать, что мы поедем туда.

— А мы и не поедем, — добродушно отозвался Артем.

— Правда? — радостно воскликнул сыщик. — Слава хранителю!

— Туда поедешь ты, — добавил Артем. — Ну и шуань поедет с тобой, помогать тебе.

Уильям хотел осенить себя змейкой и замер.

— Ты шутишь? — спросил он, не веря тому, что сказал ему Артам.

— С чего бы мне шутить? Дело у нас серьезное и мы будем относится к нему со всей нашей серьезностью. Я вижу ты дрожишь перед аристократами. Понимаю. Они тут власть. Но у тебя будет документ, который позволит тебе повесить любого из них, кто попробует тебе хоть в чем то помешать. Но пока будем изгонять твой страх. Пошли ко мне в номер.

Артем поднялся первым. Следом поднялся шуань и посмотрел на сыщика Тот сморщился, словно глотнул кислое вино, но поднялся со скамьи и побрел следом за Артемом.

В комнате Артем достал из баула жетон королевской прокуратуры и протянул его Уильяму.

— Вот тебе знак твоей власти. Пока ты проводишь расследование, он будет твоим карающим мечом и щитом правосудия.

Уильям автоматически протянул руку и взял жетон, тот сразу загорелся синим светом.

— Вот видишь, он тебя признал! — улыбнулся Артем. — Но это еще не все. Он вновь наклонился к баулу и вытащил ордер с малой королевской печатью.

— Это тебе индульгенция Уильям. Можешь казнить и миловать кого захочешь, хоть кагана севера. Выше тебя только король.

— Что это? — удивился Уильям. — Индульгенция? — он непонимающе посмотрел на Артема, но ордер взял.

— Это ордер. Дающий тебе право проводить расследование именем короля.

Уильям посмотрел пергамент, вытер ладонью вспотевшее лицо. Приблизил к глазам печать. Затем беспомощно, словно приговоренный к казни, посмотрел на Артема.

— Я… — он проглотил комок в горле. — Я не смогу.

Он огляделся, ища поддержку у шуаня.

— Может он сможет? — тихо, без всякой надежды спросил он, показывая кивком головы на Луй Ко.

— Ему нельзя, — покачал головой Артем. Он не подданный нашего короля. Я тебя хорошо понимаю, тебе пока трудно вжиться в роль всесильного простолюдина, но я тебе помогу. Сейчас ты постучишь в дверь и скажешь: «Именем короля!» Давай, ступай за дверь.

Сыщик вышел и с той стороны двери раздался тихий стук, потом недолгое молчание и срывающийся голос произнес.

— Именем кхм… короля.

— Иди в жопу! — крикнул Артем.

Дверь полуоткрылась и показалась голова Уильяма. Он поморгал испросил:

— Как?

— Ногами, дурень! Что непонятно?

— Вы это серьезно? — спросил ошарашенный сыщик.

— Конечно нет, я тебя тренирую. Зайди сюда.

Когда за ним закрылась дверь, Артем спросил:

— Ты чем занимался до встречи со Свиртом?

— Я решал вопросы для людей. Имел кое-какие связи в преступном сообществе и среди лавочников, сводил их вместе и помогал договориться.

— Решала значит был. Если ты так скажешь в тюрьме, как сказал мне, тебя туда и пошлют, куда я послал. Понимаешь?

— Сыщик промолчал.

— Чем еще занимался? Слежкой?

— Ну да. Еще следил за женами и мужьями.

— И стучал жандармам, — добавил Артем. Он угадал. Уильям опустил голову и вновь промолчал.

— Сейчас пойдешь вместе с Луй Ко в тюрьму и потребуешь показать тебе материалы расследования убийства на городском кладбище. Если там всплывут наши имена порвешь эти материалы и потребуешь написать новые, какие сам придумаешь. Это тебе первое задание на смелость.

Видя, что Уильям впал в ступор, Артем обернулся к шуаню.

— Луй Ко проводи господина дознавателя. Если он откажется, то просто прирежь его, а жетон и ордер забери. Сами проведем расследование.

— Меня же там все знают, они не поверят, что я из прокуратуры. — Уильям побледнел и стал похож на ожившего мертвеца.

— Скажешь, я тебя нанял и все. Пусть попробуют не признать. Кроме того учись пользоваться предоставленными возможностями. Не всем выпадает честь надрать задницу аристократу. Скажи спасибо дяде Свирту.

Уильям не был по жизни слабовольным человеком, но страх перед аристократами он впитал с молоком матери. Если бы дело касалось криминала, он бы не испугался. В мире преступности ему было знакомо все. Но теперь его жизнь круто поменялась и преодолеть страх, а так же сильную робость перед властителями жизни, ему было невыносимо трудно.

И этот парень, сидящий напротив него, был полной противоположностью Свирту. Тот был вежлив и настойчив, этот прост и категоричен. Не пойдешь в тюрьму, прирежут. И ведь шуань прирежет его. У Уильяма против него нет шансов.

После той ночи, когда его чуть не загрыз мертвяк, Уильям потерял всю свою былую уверенность.

Его схватили утром, прямо из постели, отдали плачу и долго били. Он уже распрощался с жизнью, но неожиданно был подлечен и освобожден и, оказывается, только для того чтобы попасть в самый страшный свой кошмар. И выбор у него был невелик или быть зарезанным, или исполнить распоряжение, даже не просьбу молодого мага.

— Можно я начну с районных отделений городской стражи? — робко попросил он.

— Можно, — кивнул Артем.

Уильям вышел и обернулся. Шуань улыбаясь стоял за его спиной.

— Парень, — обратился он к сыщику. — Ведь ты когда помогал Свирту, не был трусом. Ты проявил себя очень хорошо. Что теперь с тобой произошло?

— А ты не понимаешь?

— Не понимаю.

— Нам предстоит ехать к наместнику севера! Он одним взглядом может уничтожить меня. Кто я и кто он! — Уильям поднял указательный палец к верху.

— Он человек, который потерял сына. Ты приедешь и пояснишь это ему и скажешь, что ищешь убийц. Он сам тебе поможет. Свирт тоже не был аристократом, но всегда держался с достоинством. Пусть в тебе проснется самоуважение и тогда другие тоже будут уважать тебя. Вспомни как он себя вел и веди себя точно так же. У тебя на руках символы королевской власти, используй их с умом. А ты несомненно умный парень. Пошли к рынку, там потренируешься на страже.

Всю дорогу до рынка Уильям раздумывал над ситуацией, в которую попал. Выход был один, продолжать расследование начатое дознавателем. И для этого он должен стать уверенным в себе как прежде. Его жизнь сделала вираж и вознесла выше, чем он мог подумать. И ему надо привыкнуть к своему новому положению, преодолеть свои сомнения и робость. Как говорил маг: «вжиться в роль».

У небольшого домишки стражи они остановились. Стражник сидящий в будке сонно рассматривал его и шуаня.

— Хитрец, ты чего пожаловал?

И неожиданно для Уильяма, он обрел покой.

— Теперь я не Хитрец. — строго, но спокойно произнес сыщик и показал светящийся жетон. — Теперь я дознаватель королевской прокуратуры.

Стражник вскочил, как будто его пнули под зад. Глаза его растерянно смотрели на Уильяма и в них сыщик видел страх.

— Виноват, вашмилость! Чего изволите? —выпячивая вперед объемный живот«проблеял» стражник.

— Изволю видеть начальника районной стражи.

— Сей момент!

Стражник поднес ко рту свисток и засвистел. Из дверей выглянула еще одна сонная рожа с усами.

— Ну чего еще? — недовольно спросила она.

Уильям ухватил стражника за ус и потянул к себе.

— Начальника стражи зови. Дело короны! — И показал жетон.

— Начальник стражи! На выход! — заорал как оглашенный усатый стражник и Уильям усмехнувшись отпустил усы.

Через несколько секунд, застегивая ремень с коротким мечем, показался большой и кряжистый словно дуб стражник. Увидел сыщика рядом с шуанем и грубо прикрикнул на своих бойцов:

— Чего разорались?!

— Так дело короны, вашмилость. — ответил стражник, стоявший на посту.

— Ты что мелешь?… Пьян, сволочь! — заревел здоровяк и навис над стражником.

— Так вот, — залепетал стражник, — их милость так сказала и показала жетон.

Уильям предъявил свой жетон и начальник стражи, этот богатырь, как-то сразу стал меньше. Его глаза суетливо забегали и он дрожащими губами стал оправдываться:

— Простите, вашмилость. Не признал... Что угодно-с?

— Скажи мне Кержак, на рынке видели двух южан парня и девушку. Это государственные преступники, кто-нибудь из стражников видел с кем они общались, не заметить их было нельзя.

— Вашмилость, сей момент все выясню и доложу.

— Пришлешь стражника с пояснениями на постоялый двор Митрофана, я там буду.

— Все сделаю, Вашмилость!

Уильям кивнул и зашагал прочь. Он воочию увидел как работает сила авторитета предъявленных им полномочий. И уходя, услышал команды Кержáка:

— Быстро, сукины дети, ко мне смотрящих за рынком.

— Ты, Уильям, все делал правильно, — шагая рядом, начал говорить шуань. — Но, зачем тебе сведения с кем общались убитые? Их уже нет.

— Нам надо проверить и убедиться, что их было всего двое. Рынок это такое место, где назначаются встречи и, кажется, что там можно затеряться в толпе. Но на самом деле там везде есть глаза и уши. От маленьких нищих до карманников. Если у этих двоих были встречи не только с членами городских банд, а и с приезжими, то мы будем об этом знать... Кто-то должен был передавать указания южанам, — вздохнул Уильям.

Шуань уважительно покачал головой:

— Ты прав, Уильям, я об этом не подумал. Действительно мог остаться тот, кто за всем следил и находился в стороне.

— Куда идем?

— К тюрьме. Разберемся с бумагами.

У ворот тюрьмы произошло то же самое, что и у рыночной стражи. Его быстро провели к кабинету начальника тюрьмы и сухонький сгорбленный старичок внимательно выслушал недавнего заключенного и тут же протянул ему папку с документами. Просмотрев их Уильям остался доволен.

— Вы все сделали правильно, — удовлетворенно сообщил он. — В интересах дальнейшего расследования придерживайтесь этой версии. И еще. Если кто-то будет интересоваться этим случаем… что выявлено в ходе следствия, опознаны ли убитые, то этого человека немедленно арестовать и содержать под стражей, до тех пор пока я не разберусь с ним, даже если меня не будет в городе. Я направлюсь в скором времени к кангану1 Жупре де Ро. Можете туда сообщить о задержанном. Даю это указание вам господин Да Риз, а не беспокою вашего начальника, потому что вы ничего не забываете. И смею заметить, что отмечу вашу помощь в материалах расследования.

Старик вежливо и с достоинством поклонился.

— Благодарю, сударь, за столь высокую оценку моей скромной персоны. Не беспокойтесь все сделаем в лучшем виде.

— Не сомневаюсь, — слегка поклонился Уильям и вышел из кабинета секретаря начальника тюрьмы.

На улице шуань расплылся в широкой улыбке:

— Ну, парень, ты готов к встрече с каганом.

— Не спеши, Луй Ко, нам надо дождаться сведений от Кержака. Мы не можем уехать, не закончив здесь все свои дела.

Глава 2

Город Хволь стоял на правом крутом берегу одноименной реки. Река Хволь по местным меркам была не очень большой, метров восемьдесят в ширину и отделяла обжитые земли королевства от пограничной территории, которую королевство Риванган считало своими землями. Королевство вынуждено было расширять свои владения на север. С юга его подпирали воинственные и богатые княжества Брахмы. С востока степь, а за ней империя Шуань. Большая, невоинственная империя, которая однажды разгромив объединенные войска кочевников и Ривангана, уже показала свою силу спящего дракона. Тогда ханы кочевников прибыли к прадеду нынешнего короля и предложили ему воспользоваться восстанием в западных провинциях Империи и напасть на нее. Обещали богатую добычу.

Сначала война была успешной и армия вторжения сходу, без особого сопротивления, преодолела земли западных провинций, но потом началась пустыня и вскоре прибыли войска из центральных провинций.

Маги шуаней уничтожили магов Ривангана. Они использовали накопители энергий в виде жезлов. А потом пришел черед остальным войскам. Ханы с кочевыми племенами бежали в степь, а армия Ривангана осталась белеть костями в песках пустыни.

А на западе королевства высились горы, высоким хребтом распростершиеся вдоль побережья западного океана. Там жили воинственные горские племена. Но королевство росло и лишних жителей стали отселять на север, давая им освобождение от выплаты налогов на двадцать лет. Там не было каганов и ландстархов. Селения жили сами по себе, управляясь выборными старостами.

Безопасность обеспечивалась пограничными войсками королевства. На всем протяжении так называемой границы располагались пограничные заставы. Они были расположены в самых дальних от Хволя поселках. Но и сами жители приграничья были людьми неробкого десятка. Могли защитить себя от небольших отрядов северных дикарей. И могли пограбить караваны на королевском северном тракте. Единственно от чего они действительно страдали, так это от волшбы шаманов, что поднимали мертвых, насылали мор на животных и людей. Дикари, оттесненные королевством, жили дальше на севере в лесотундровой зоне. Занимались охотой, скотоводством и, бывало, торговали с поселками. Но ни поселенцы, ни сами дикари иллюзий не питали, и при всяком удобном случае убивали и грабили друг друга. Взаимный грабеж был как бы узаконен и считался в порядке вещей. Тем более что на самой границе, которая была впрочем весьма условной, расселялись те, кто был помилован и освобожден от каторги. Воры, мошенники и те, кто совершил убийство по неосторожности, а также авантюристы всех мастей и беглые преступники. С севера купцы везли в королевство меха, мед, воск и речной жемчуг, а обратно оружие, вино, зерно, фрукты, лошадей, коров и всякую живность для поселенцев. Все это Артем узнал по дороге.

Артем с пригорка смотрел на новое место своей службы. И ничего плохого не находил. Город напоминал Сталинград — растянулся вдоль берега узкой полосой и был отгорожен деревянным частоколом. Вот и вся фортификация. В самом городе находилась деревянная крепость. С юга Хволю ничего не угрожало, а от дикарей его отделяла река.

«Ничего так себе местечко, — подумал Артем. — Бывало и хуже».

Он должен был прибыть к месту службы в течение тридцати дней, но задерживаться Артем не стал, рассудив, что просто слоняться по стране, значит наживать себе неприятности. Как там поведет себя Артам, было неизвестно. Поэтому Артем решил прибыть к месту службы и приступить к своим обязанностям. Скорее всего, как полагал его товарищ по несчастью Артам, в госпитале гарнизона.

Обоз, с которым двигался Артем, находился в пути трое суток. Сам переход прошел без неожиданностей, спокойно. Единственное неудобство доставляли большие кусачие мухи, что немилосердно жалили лошадей и людей. Но Артем в первый же вечер, когда они проезжали болота, искусанный и злой решил на привале сварить мазь отгоняющую слепней. Алхимию Артем изучил хорошо. Знал гораздо больше, чем давали на уроках алхимии в школе магии. Покупал книги по алхимии, рецепты в букинистических лавках и у аптекарей.

Постоялых дворов на этом отрезке пути было мало и они заночевали в поле у небольшого ручья. Местность была болотистая и непригодная для обживания.

Вечером у костра, ворча себе под нос, куда он отправит проклятых мух, Артем достал походную лабораторию. Пестик, ступку, маленькую горелку и кастрюльку. Открыл книгу по алхимии и стал ее листать.

Возница, с которым Артем ехал и за разговорами коротал время, со страхом и удивлением смотрел на колдуна. Еще больше он оторопел, когда из сумки мага вылез заспанный коротышка. Свад зевнул, потянулся, громко и беззастенчиво испортил воздух, и тут же исчез.

Возница осенил себя змейкой, сделал несколько глотков из бутылки с мутной жидкостью, вытер рот, затем отошел подальше от злого колдуна. Ему хотелось с кем-то поговорить и поделится тем, что он видел.

Тут на севере колдунов и знахарей хватало и ничего необычного в том что делал молодой маг не было, но то что из его сумки вылез маленький человечек страшной наружности, напугало возницу.

«Никак демон из преисподней!» — со страхом подумал он.

— Ты чего тут околачиваешься? — спросил его один из дежурных охранников, несущих службу у возов.

— Колдун колдует, — прошептал возница. — Ужас как злой. Наколдовал демона.

— Демона! — засмеялся воин. — Ты демонов когда-нибудь видел?

Зная страсть возницы к выпивке, приблизился к нему. Потом принюхался.

— Да ты никак, Ефим, уже употребил? Шел бы ты к себе. Нельзя тут ходить. И бросай ты, Ефим, выдумывать, — засмеялся молодой парень. — Маг безобидный и рожа у него глупая. Он даже денег не попросил за охрану каравана.

Возница, который выпил для храбрости, обиженно отмахнулся от насмешника и вновь вернулся к костру.

Артем, расчесывая щеку, немилосердно матерился. У костра лежал и дремал коротышка. Артем толок порошки в ступе и сверялся с книгой. Проделывая все операции, тихо бубнил:

— Одна часть желчи быка, бл… Две части свиного топленного жира, су… Три части сушеных жабр рыбы погремушки, твою мать… И одну часть дистиллята двойной перегонки. Все смешать и варить одну минуту… Как там?.. — Он заглянул в книгу. — На малом огне.

Гремлун прислушивался к бормотанию товарища и пытался помочь тому со своей стороны.

— Грубо работаешь, брат, — проговорил он. — Так отмеряют части на глазок только дилетанты. А мы с тобой мужи ученые.

Свад посмотрел на смирно сидящего возницу и протянул руку.

— Рукль давай.

Возница от такой наглости оторопел. Затем стал часто моргать и осенять себя змейкой.

— Прокляну, твой срамный уд, Ефим, и к девкам ходит больше не будешь. — пригрозил мастер проклятий вознице. — Откупись лучше.

Ефим трясущимися руками вытащил из сумы монетку и положил рядом с коротышкой.

У их костра никто не сидел, все сторонились странного мага. Ефим приложился к бутылке и поспешно поднялся.

А Свад достал медные монеты, разложил их перед собой и стал просвещать Артема:

— Вот смотри, неуч.

— Почему неуч? — улыбнулся Артем. — Только что, ты назвал меня ученым мужем.

— Погорячился, значит. Слушай и смотри. Одна маленькая медная монета это и есть по весу одна часть. Две монеты это две части, а полрукля это пять частей. Умные люди все до тебя придумали. Он откуда-то достал небольшие весы и положил в одну чашечку полрукля, а в другую пять монет достоинством каждая в десять брахм.

К удивлению Артема весы уравновесились.

— Бери монетки, клади на весы. На другую сторону свои порошки. Теперь ты Артем можешь взвешивать части ингредиентов правильно, — важно сообщил Свад и спрятал весы с монетами. — И радуйся, что у тебя такой умный друг как я.

Артем только было обрадовался весам, как они исчезли.

— Свад, дай весами попользоваться, — заискивающе попросил Артем.

— Это еще зачем? — Свад посмотрел на землянина.

— Как зачем? — воскликнул Артем. — Части взвесить!

— Свои надо иметь, — буркнул гремлун и закрыл глаза.

Артем несколько мгновений изучающе рассматривал маленького проказника и спокойно произнес:

— Ну тогда ищи себе новый дом, дружище. А в сумку больше не лезь.

Гремлун открыл глаза и оторопело уставился на человека.

—Это еще почему? — возмущенно спросил он.

— А потому, дружище, что свой дом нужно иметь.

— Вот еще! — фыркнул гремлун и полез в сумку. Но Артем только это и ждал, пожелал достать Гремлуна и тот оказался у него в руке.

— Хочешь жить, плати, — невозмутимо предложил он и поставил гремлуна на землю.

Возмущению маленького мастера проклятий не было предела. Он еще раз попытался залезть в сумку, но не тут-то было, пространственный карман для него оказался закрыт.

— Так, значит. Так! — чуть не плакал коротышка. — Чего ты хочешь за сумку?

— Раньше хотел весы, — спокойно отозвался Артем. — Но теперь не хочу. Приеду в горд и закажу их у кузнеца.

— О чем ты говоришь! — воскликнул гремлун. — Разве местные криворукие мастера могут сделать такую добротную вещь, как мои весы? Вот бери и пользуйся. И помни, — Свад вытащил весы и протянул человеку, — мою доброту.

— Так ты их мне отдаешь по своей доброте? — переспросил Артем.

— Ну да, — Гремлун важно задрал нос к верху.

— Спасибо, Свад.

Артем забрал весы и стал перемеривать части.

Свад потянулся, зевнул и полез в сумку. Но опять не мог попасть в свой пространственный карман.

— Эй! — окликнул он Артема.

— Тебе чего?

— Хочу в сумку попасть, вот чего.

— Зачем?

— Как это зачем? Я тебе весы отдал? Отдал. Пускай в сумку.

— Не было разговора о сумке, — не сдавался Артем. — Ты мне весы отдал по доброте своей. А я не такой добрый как ты, я злой.

Казалось гремлуна сейчас хватит удар. Его нагло обобрали и обманули. Эти чувства отразились на его сморщенной мордочке. Он застыл, не зная что сказать, но затем его большой рот расплылся в мстительной ухмылке.

— А ты мне должен, — заявил он.

— С чего это?

— А с того, что я помог тебе с кошельком и ты признал долг. Так что пускай в сумку.

— Ах, это? Согласен, можешь лезть в сумку, долг подтверждаю. — И когда довольный гремлун скрылся в сумке, договорил:

— Один раз разрешаю. Ты мне помог один раз и я один раз позволю тебе побыть в сумке.

— Чего? — голова Свада показалась из сумки.

— Долг уплачен. Я тебя в сумку пустил? Пустил. Ты там побывал? Побывал. Теперь вылазь.

Свад чуть не расплакался. Его губы задрожали и Артем прекратил издеваться над маленьким проказником.

— Ладно уж, живи, — разрешил он, — и больше не торгуйся, не умеешь.

Свад спрятался в сумке.

Всю эту картину в сторонке наблюдал Ефим возница. Не выдержал, глотнул еще из бутылки и пошел к купцу.

— Вашмилость, — тихо прошептал он. — Колдун демона вызвал.

— Какой колдун? — купец недовольно посмотрел на возницу.

— Да тот что с нами едет, молодой. Истинно говорю, он его в сумке своей держит, сам видел.

Купец отставил в сторону миску с кашей.

— Не шутишь?

— Нет, вашмилость. Чтоб мне век первак не пить. Сам видел. — Возница придвинулся поближе и горячо зашептал: — Сначала из нее вылез, потребовал у меня рукль. Иначе говорит прокляну и обратно в сумку то и залез.

Купец почувствовав запах самогона отодвинулся.

— Ну пошли, посмотрим на твоего демона. — Он решительно поднялся и стремительной походкой направился к костру, где сидел маг.

— Кому еще рассказал? — спросил купец.

— Нет, никому, только вам.

— Правильно, помалкивай.

Они подошли к магу, который взвешивал на весах порошки.

— Уважаемый Артам, — присел на корточки рядом с Артемом купец. До меня дошли сведения, что вы колдуете и вызвали демона.

Артем посмотрел снизу верх на возницу.

— Это вам Ефим сказал? — спросил он. За Свада Артем уже не боялся, тот мог показать себя и спрятаться. Все принимали его за сказочного домового.

Купец тоже глянул на Ефима, который нахмурился и во все глаза смотрел на сумку. Показывая взглядом и подергивая подбородком в ее сторону.

— Он самый. Он еще сказал, что демон спрятался у вас в сумке. Вы уж простите, — многозначительно произнес купец, — но места у нас дикие и всякое может быть…

— Вон сумка, смотрите, — Артем подвинул купцу сумку.

Купец поколебался, потом все же поднял сумку, пощупал ее и открыл. Там были мешочки, баночки и листы бумаги исписанные формулами.

Он почесал затылок и, закрыв сумку, отложил в сторону.

Артем понял его затруднения.

— Ефим весь вечер к бутылке прикладывается, — произнес он. — Приводилось наверное.

Возница стал осенять себя змейкой и бормотать.

— Наваждение, как есть вражье наваждение, — и, достав бутылку, сделал большой глоток.

— Понятно! — проговорил купец.

— Мессир, вы меня простите…

— Ничего, я понимаю, — успокоил его Артем и отвернулся.

Купец поднялся и, ухватив за руку возницу, оттащил того в сторону.

Артем услышал как он негромко сказал:

— Штраф два рукля, Ефим, и больше к магу не лезь. Не позорь меня.

Артем смешал порошки и засыпал в кастрюльку. Потом поставил кастрюльку на огонь.

Когда зелье было сварено, он поставил кастрюльку в родничок, остужать. Ночью слепни не кусали и он успокоился.

На утро намазав мазью от слепней щеки и руки, довольный ехал рядом с возницей. У Ефима опухло лицо от выпитого бессонной ночи и от укусов мух. О вчерашнем происшествии возница не напоминал и поглядывая на мага вокруг, которого крутились кусачие мухи, но на его лицо не садились. Не выдержав он спросил:

— Вашмилость, чей-то вас не кусают эти заразы? Заговоренный что ли?

— Нет, Ефим, я мазь от слепней сварил. Теперь они меня не кусают.

— Мазь? И надолго спасет она?

— Пока не умоешься.

— А сколько стоит ваша мазь, — осторожно спросил Ефим.

Артем с интересом посмотрел на возницу.

— Тебе продам за пол рукля, — ответил весело Артем. — Если расскажешь остальным. С них возьму по руклю.

— Так на привале в полдень и поговорю, — обрадовано воскликнул Ефим.

Артем намазал ему щеки и руки.

Теперь и Ефим ехал довольный и веселый.

«А колдун и в самом деле дурень, — с хитроватым прищуром, думал он, — так дешево свою мазь продает».

К концу обеда у Артема выстроилась очередь желающих намазаться мазью. Последним подошел купец.

— Уважаемый Артам. — с елейной улыбкой обратился он к магу. — Я предлагаю вам хороший контракт. Вы делаете мазь от мух, а я выкупаю всю вашу мазь оптом. Например по полтора рукля за баночку. Что скажите?

— Да я не против, уважаемый Вацлав. Только дайте добраться до места службы и там разберемся. Я не знаю куда меня направят служить. Может оставят в городе, а может отправят на границу. Если я останусь в городе, то мы с вами сговоримся… Только цену, я узнаю уже на месте.

Купец расплылся в улыбке.

— Конечно, мессир Артам. Я вас в городе найду. Но должен сказать хороших магов всегда оставляют в городе. А вы хороший маг, — подольстил купец Артему.

— Спасибо за ваше мнение, уважаемый Вацлав.

До города оставалась лига, не больше, и Артем повеселел. У него появилась какая-то определенность в жизни. А жить в неопределенности он очень не любил. Кроме того, его признали хорошим магом. Пусть он не может творить магию одной рукой, но зелье сварить вполне. А это тоже, как оказалось, неплохой заработок. Ингредиенты, что не сможет найти сам, он может заказывать купцам и они привезут все что надо, лишь бы платил рукли и бареты.

Артем глубоко вдохнул свежий северный воздух.

Караван въехал в город и Артем распрощался с купцом. Подхватил свой заплечный мешок, повесил на правое плечо. Взял в руки один из кожаных баулов умершего мурады и направился к крепости занимавшей правую половину города.

— Проход запрещен! — басовито проговорил немолодой стражник, останавливая Артема. — По какому такому делу?

— Прибыл для прохождения службы.

Сержант с тремя красными лычками на правом рукаве молча просмотрел направление и вернул его.

— Мессир, штаб пограничного полка располагается в здании с флагом на колокольне. Там обратитесь в строевую часть и вам скажут что делать дальше. С прибытием, мессир. Господам магам мы завсегда рады.

Стражник отступил в сторону и пропустил Артема.

Войдя внутрь крепости Артем на несколько секунд остановился. На него нахлынули воспоминания его срочной службы и теплые чувства, смягчая зачерствелую корку, прокатились по душе солдата.

Он видел штаб с колокольней, над которой реял немного оборванный по краям флаг королевства Риванган. Большой мощенный камнем плац перед зданием штаба. Как много общего в разных мирах.

Артем шел полный непонятной радости, не глазея по сторонам и не видел как из окна штаба на него удивленно, часто моргая и протирая глаза, не веря тому что он видел, смотрел меченосец веры отец Ермолай.

Инквизитор отпустил бороду и еще больше опух от пьянства.

— Не может быть… — прошептали губы инквизитора. — Не может этого быть.

«Этот полудурок прибыл сюда служить или по каким еще иным делам? — думал отец Ермолай. — Может сбежал из своей магической школы? Или его выгнали за пьянку? Вот было бы хорошо».

Инквизитор потер вспотевшие руки.

«Я его сожгу. Я сожгу этого мерзавца, из-за которого я попал в эту дыру. Дай только узнать зачем он сюда прибыл».

А Артем прошел ко входу в штаб, показал часовому направление и направился вовнутрь.

Его шаги гулко звучали по каменному полу пустынного коридора и из-за боковой двери в щелку за ним следил отец Ермолай.

Увидев как Артем остановился у дверей начальника строевой части, удивился: «Ну точно служить прибыл! Надо же! Сподобился сдать экзамены, богохульник».

Артем с волнением постучал в дверь и, открыв ее, вошел в большой кабинет. За невысокой перегородкой, разделяющий кабинет на две неравные части, сидело за столами трое человек в военной форме и копались в бумагах.

— Вам что? — спросил худой невысокий офицер. В зеленом мундире с треугольными красными погонами, на которых были скрещенные две сигнальные трубы. В званиях Артем не разбирался, но по солдатской привычке немного оробел.

— Я прибыл на службу магом, господин… — Артем немного замялся, не зная как обратиться к офицеру. Тот понял его затруднения.

— Обращайтесь ко мне «господин штаб-поручик», мессир. Покажите мне ваши бумаги.

Артем уже более уверенно подошел к перегородке и, нагнувшись к баулу, вытащил свои документы. Сначала протянул направление, затем дипломы и аттестат.

Штаб-поручик внимательно изучил направление, сверился со сроком прибытия и удивленно приподнял брови.

— Похвально, мессир, что Вы не стали задерживаться в пути. У вас еще есть десять суток отпуска... Так, это диплом мага универсала, очень хорошо... А это… Хм... Охотник на диких магов? Неожиданно… Вы учились в Аногурской школе магии… и кто был ваше учителем по охоте на шаманов?

— Страш… мессир Зольд, старший воспитатель…

— О-о… — уважительно произнес штаб-поручик. — Страшила! Теперь понятно почему вас сюда направили.

Артем, слабо улыбнувшись, промолчал. Оказывается пугающая учеников кличка старшего воспитателя пришла отсюда, с границы. Он и здесь страх наводил.

— Ну что же, мессир, вы попали в нужное место, — проговорил штаб-поручик

Он повертел в руках дополнительный диплом. Положил на стол и посмотрел аттестат.

Аттестат вернул Артему.

— Аттестат отдадите в службе снабжения, мессир, — пояснил он. — Направление на службу и дипломы я забираю, они будут находится в вашем личном деле. Сейчас вам надо пройти к старшему полковому магу и представится ему. Потом на склад, получить форму и причитающиеся довольствие. Затем определится с местом жительства. Здесь вы будете жить в казарме или в городе?.. — офицер окинул оценивающим взглядом одежду Артема и добавил. — Если средства позволяют.

— Я бы хотел остаться здесь, в крепости, господин штаб-поручик.

— Понимаю, — кивнул тот. Сел на свое место. Достал их ящика стола папку и, полистав, вытащил лист, заполнил его, поставил печать и расписался.

— Вот, — протянул он Артему лист. — Справка, что вы зачислены в списки части. Вам определят место в офицерском общежитии и поставят на довольствие. Приходите завтра, будем определяться с вашим местом службы.

Артем кивнул. Поблагодарил и вышел. Остановился в нерешительности.

«И где здесь полковой маг?» — он потоптался, затем заглянул в строевую часть снова.

— Простите, господин штаб-поручик, а где находится полковой маг?

— Дальше по коридору и перед лестницей на второй этаж, направо. Вы увидите на двери два скрещенных магических жезла.

— Спасибо.

— Не за что, господин Артам из Гризби.

Нужную дверь Артем нашел сразу. Массивные дубовые двери высотой метра два с половиной были украшены медной начищенной табличкой со скрещенными жезлами. Артем постучался и не дождавшись ответа открыл дверь.

Полковой маг храпел на стуле, положив ноги в сапогах на стол. Мантия была заляпанной темными пятнам. На бороде запутались какие-то крошки, вокруг лица спящего летала муха. Она периодически садилась магу на нос и тот смешно им подергивал.

Артем вошел и поставил свои вещи на пол у входа, сам прошел к столу.

— Господин полковой маг! — окликнул негромко спящего Артем.

— Мгу… — пробурчал спящий, и по кабинету полетел горький сивушный запах.

— Господин старший полковой маг! — повторил Артем уже громче.

Маг лишь всхрапул.

— Хррр.

«Везет мне на пьяниц», — подумал Артем, скинул ноги мага со стола и крикнул уже громко.

Тот нечленораздельно замычал и открыл глаза. Некоторое время пялился на Артема.

— Ты кто? — удивленно спросил он.

— Я — Артам из Гризби, окончил Аногурскую школу магии и прибыл на службу.

Маг, дородный мужчина с бородой как лопата, потер лицо.

— У тебя опохмелится есть? — спросил он.

— Есть первак двойной перегонки.

— Давай.

Артем вернулся к вещам, открыл баул и вытащил полулитровую бутыль очищенного самогона крепостью градусов семьдесят.

Маг пошарил в своем столе и вытащил на свет божий стакан с дохлой мухой на дне. Дунул в стакан и муха выпала. Дрожащими руками налил полстакана и залпом выпил.

Зажмурился, сморщился и наконец черты его лица довольно разгладились.

Он выдохнул и, недолго думая, подхватил муху лежащую на столе и, к немалому удивлению Артема, сунул ее в рот. Молча прожевал и выплюнул. Скривился.

— Так рано еще, — произнес он. — Выпуск осенью, а сейчас лето.

— Так запрос был от вас, — ответил Артем, — прислать магов со школ. Вот меня и отправили… Досрочно.

— Досрочно, значит, — повторил с задумчивым видом маг. — Что самогон имеешь, это хорошо. Что выпустили досрочно это плохо. Дурень значит. Досрочно выпускают только дураков. А куда их девать? Сюда и отправляют.

Он еще налил себе полстакана.

— Вы тоже? — спросил с серьезным лицом Артем.

— Что тоже? — переспросил маг, не отрывая взгляда от самогона.

— Досрочно выпустились….

— Я-я? Нет... А почему ты спросил? — он посмотрел на Артема?

Но того уже понесло:

— Вы сказали сюда только дураков отправляют.

Маг постарался собраться с мыслями Сфокусировал взгляд, стараясь ухватить ускользающую мысль.

— Ну... Да. — с трудом выговорил он. — Только идиотов и направляют… Умных к умным, а вас, дураков, ко мне. Но мне на вас, дурней, наплевать.

Он выпил. Вновь сморщился. Выдохнул и вытер ладонью рот.

— Налож-жи на меня ма... Мам… ик... Лое исцеление, — приказал он.

— Сразу скажу, мессир, — не стал таиться Артем. Он уже понял что маг хоть и пьяница, но не дурак. — Я плету заклятия двумя руками, у меня пальцы негибкие.

— Двумя руками? Хм… Да хоть ногами. Лечи давай.

Артем быстро сплел заклинание малого лечения и наложил на мага. Тот порозовел.

— Ну что-то можешь. Хоть и паршиво, — спокойно проговорил маг.

Полез в стол и достал книгу. Полистал листы. Обмакнул перо в чернила и приказал:

— Диктуй! Как зовут?

— Артам из Гризби, — поспешно отозвался Артем.

— Что закончил?

— Аногурскую школу магии.

— Специальность?

— Маг универсал. И охотник на диких магов.

Перо в руках мага дернулось, он посмотрел не веря на Артема.

— Как ты сказал? — переспросил он.

— Маг универсал.

— Нет, потом.

— Охотник на диких магов.

— Ну надо же!

Старший полковой маг посидел в задумчивости.

— Знаешь что... Приходи завтра... С утра. Подумаем, куда тебя определить.

Артем посмотрел на бутылку самогона. Маг проследил за его взглядом и буркнул:

— Бутылку оставь.

Артем кивнул и вышел, забрав свои вещи.

В коридоре он неожиданно столкнулся с крадущимся отцом Ермолаем. Оба от неожиданности застыли, рассматривая друг друга, и первым радостно завопил Артем:

— Отец Ермолай! Как, и вы здесь! Как я рад вас видеть! — Артем бросил вещи на пол и полез к инквизитору обниматься. Тот выставил руки и, избегая тесной встречи, вдоль стены стал обходить Артема.

— Изыди! Демоническое отродье! — шипел словно потревоженная змея инквизитор. — Костер по тебе богохульник плачет.

— Отец Ермолай, так это ж я, Артам! Не узнаете? Я вам еще у конта исповедовался и пили мы вместе, помните?.. Потом, костер не может плакать, он потухнет. Но у меня есть информация…

Отец Ермолай, читая молитвы, отодвигался все дальше от наступающего Артема и, наконец нащупав дверь, юркнул за нее.

Ухватился за ручку, не давая Артему войти. Но тот дергать двери не стал и Инквизитор с замиранием сердца услышал его удаляющиеся шаги.

— Отец Ермолай, что с вами?

Инквизитор обернулся и посмотрел на штаб-поручика.

— Господин Бользе, я к вам с важным делом.

Отец Ермолай оторвался от ручки с сомнением посмотрел на дверь, но все же отошел. У вас был молодой парень с глупой рожей? Артам?

— Э-э... Был. Он направлен к нам служить магом.

— Он такой же маг, как я портовая шлюха, — отозвался инквизитор и вытер пот со лба платком.

— Вы его знаете?

— Хранитель сподобил. До сих пор жалею, что не сжег богохульника на костре. Это из-за него я тут…

Офицер приподнял бровь, но промолчал.

— Господин Бользе, могли бы вы отправить служить этого Артама куда подальше, да так, чтоб с него дикари шкуру с живого сняли и на свой шаманский бубен натянули? А я вам все грехи отпущу, что вы сделали и еще сделаете.

— Даже так? — Штаб майор задумался. — В общем-то я могу… Но что скажет старший полковой маг мессир Стольц? Это ведь его специалисты.

— Со Стольцем я утрясу. Прямо сейчас.

Инквизитор резво повернулся и быстро скрылся за дверью.

Бользе лишь покачал головой: «Не повезло парню иметь такого врага», — но промолчал.

— Стольц! — в кабинет мага залетел растрепанный инквизитор. — Я прощу все твои грехи если ты сделаешь для меня одно дело.

Старший полковой маг собрал глаза в кучу.

— Ермолай, — заплетающимся языком проблеял он. — Я безгрешен... Яки… Яки… Забыл… Вот сидел же медети... Рировал, — выговорил он с трудом. — А тут ты влетаешь … Аки… Аки… Он зевнул и уронил голову на грудь.

— Стольц! Проснись, пьяница, а то прокляну. — Инквизитор затряс мага за плечо. Затем спросил:

— Пить будешь?

Маг сразу открыл глаза и трезвым голосом ответил:

— Буду.

— У тебя был молодой маг недоучка, Артам?

— Был. Хороший маг, я тебе скажу. — И маг снова стал погружаться в сон.

— Ты не будешь против, если его отправят на границу куда-нибудь на заставу?

— Нет, не буду. — Стольц приоткрыл глаза и невнятно пробормотал:

— Как маг он... Бесперсперкитивен, — и вновь захрапел.

Отец Ермолай плотоядно ухмыльнулся, поправил бороду и уже спокойно пошел прочь.

Артем вышел из штаба и выбросил из головы инквизитора. Теперь он был ему не страшен. Школу он закончил, диплом имеет. Даже два. И, кроме того, он на службе короля. А выше короля лишь хранитель.

На входе он обратился к стражникам:

— Служивые, где тут служба снабжения?

— А вон в правом крыле казармы, в подвале, мессир, показал рукой один из них с отвисшими усами как у казака запорожца.

Артем спустился в подвал, прошел по темному коридору и остановился у дверей склада. Над ней висела масляная лампа. Свет был тусклым, но этого хватало чтобы не пройти мимо.

Не стучась, Артем открыл дверь, поднял свои вещи и вошел.

Пахло затхлостью, краской обмундирования и мышами. За невысокой перегородкой, отделяющей вход от склада, сидел толстощекий капрал и дремал. Он сложил руки на животе и, открыв лениво один глаз, посмотрел на Артема.

— Доброго дня, уважаемый, — поздоровался Артем и подошел к стойке поближе.

Молча выложил три рукля на прилавок и рядом положил аттестат.

Толстяк поднялся и заинтересованно посмотрел на деньги, но трогать их не стал. Артем положил еще два рукля. Толстяк сгреб монеты и взял толстыми короткими пальцами аттестат. Повертел и спросил:

— А где справка о зачислении в списки части?

Артем вспомнил о ней и достал из сумки, с которой давно не расставался. Протянул толстяку

— Вот, уважаемый.

— Хм.. Магом значит… — помолчав и хмыкнув проговорил он. — А чего жезл не получил в школе?

Артем посмотрел на наглеца.

«Получил деньги и еще права качает».

— А это важно? — В упор глядя на кладовщика, спросил он.

Тот улыбнулся:

— Да в общем-то нет, если добавишь еще пару руклей.

Артем задумчиво посмотрел на толстяка.

— Это можно, но что я буду иметь взамен? — с просил он.

— Вот это деловой разговор! — Толстяк расплылся в улыбке. — Получите новый комплект офицерского обмундирования, экспериментальный усиленный жезл и мантию мага… Не новую, но старшего мага. Она зачарована на лечение. Ну так что?

Артем, не споря, выложил еще два рукля. Тут же на прилавке очутились сапоги, новая полевая форма, кожаная портупея, жезл и завернутая в бумагу мантия.

— Примеряй, ваше магичество, — довольно произнес кладовщик.

Артем стал переодеваться. К его удивлению все подошло и форма, и сапоги.

— Глаз что алмаз, — гордо проговорил кладовщик. Хитро прищурился. — Совет хотите? — спросил он.

— Сколько? — в ответ спросил Артем.

— Рукль.

— На, — Артем выложил рукль. За деньги он не переживал. По дороге заработал на мази от слепней четыре с половиной барета.

— У казначея не берите подъемные. Оставьте барет ему. Взамен попросите талоны на питание в офицерской столовой. Там так готовят! — Толстяк закатил глаза. — В городе на питание потратишь за месяц баретов пять, а то и больше. В общежитии… Вы же будете жить в крепости? — спросил он.

— Собирался, — отозвался Артем.

— Правильно, — кивнул толстяк, — пока не осмотришься, надо жить в крепости. Так вот, в общежитии кастеляну надо дать два талона и он выделит королевскую комнату и постель. Поэтому сначала сходите к казначею. Он сидит в штабе на втором этаже. Вещи оставьте здесь, с ними ничего не случится.

Артем кивнул и положив свои гражданские вещи на баул вышел.

На втором этаже он сделал все как советовал толстяк и получил талоны на питание на тридцать дней. Спускаясь он вновь столкнулся с отцом Ермолаем. Тот был доволен, как кот объевшейся сметаны. Гордо подняв голову, не обращая внимания на мага-недоучку, инквизитор прошел мимо.

Артем уже понял, что здесь на северной границе власть инквизиторов была весьма условной. Особенно ретивого священника могли поджидать несчастные случаи и никто особо стараться расследовать смерть борца с грехами, не будет. Как Артем уже догадался, отец Ермолай был полковым священником.

Уходящему инквизитору в спину он процитировал первую строчку одного из стихов молитвы:

— С гордостью приходит падение.

Отец Ермолай подпрыгнул и зашипел:

— Не сметь, смердящими устами поганить молитву праведников!

Артем нагнул голову:

— Благословите отец Ермолай.

Но тот сжал кулаки и потряс ими.

— Гореть будешь! — тихо со злостью проговорил он и скрылся в своей комнате.

— «Офицерская молельня», — прочитал Артем и ухмыльнулся.

«Не дождешься, крыса церковная!» — мысленно ответил он инквизитору и пошел в общежитие.

Там отдал кастеляну два талона и получил комнату на двоих с большой печью.

— Пока будете, мессир, жить один, — сообщил капрал. Мужчина лет сорока, коротко стриженный и с небольшим животиком, висящим над ремнем.

— До осени. Потом прибудут выпускники школ и кого-нибудь к вам подселим.

Белье меняем раз в десять дней. Как дадут вам денщика, я ему все объясню. Если будут предлагать молодого первогодка, отказывайтесь, мессир. Они старательные, но несведущие. Не знают здешних правил. Лучше попросите из тех, кто уже заканчивает службу. Не прогадаете.

— Хорошо, я так и сделаю, — кивнул Артем. — А где взять этого денщика?

А как вас определят к службе, так денщика и дадут.

— Понятно. Когда обед?

— Через час. Но вам лучше пойти сейчас. Ознакомитесь так сказать. Столовая в штабе, в подвале.

Артем уже понял, что здесь везде нужно давать или деньги, или еще что-нибудь, иначе не проживешь. Коррупция.

— Кому что дать в столовой? — прямо спросил он.

Сержант с уважением посмотрел на мага.

«Хоть рожа тупа, но мыслит верно».

— Найдите там сержанта Яроша, скажите, что от меня, Он все для вас устроит. Дадите ему три рукля на все про все. А потом просто иногда дарите эликсиры.

Вам это ничего не будет стоить, а сержанту приятно.

— Понял, спасибо, — кивнул Артем.

В столовой носились запахи пищи. Его встретил в белой куртке седоусый воин. Глаза внимательные, руки сложены на животе, смотрит без подобострастия.

«Знает себе цену», — догадался Артем.

— Вы сержант Ярош? — напрямую спросил Артем.

— Он самый, господин…

— Артам, — помог ему Артем. — Маг. Прибыл на службу. Меня к вам послал костелян, сказал осмотреться и… — Артем достал три серебряных монеты. — И вот вам за труды. — Он протянул серебро сержанту. Монеты моментально исчезли в широкой ладони.

— Проходите, мессир, — довольный сержант, показал рукой в зал. — Садитесь за столом у окна у потолка. И давайте ваш талон.

Артем оторвал один талон и отдал сержанту. Сел за указанный стол и тут же молодой парень в белом, немного заляпанном переднике принес поднос с едой. На тарелке «дымилась» паром куриная лапша. Большой кусок жаренного мяса с тушенными овощами. Жаренная рыба в зелени. И кружка холодного компота. И большой кусок пирога с грибами.

Действительно, все было достойно.

Артем с аппетитом поел, не забыв и Свада, отдав ему мясо и часть пирога. Сам съел суп и рыбу. Хотя был уверен, что маленький проказник и тут неплохо устроится. Тот сидел под столом и смачно лопал снедь.

Выйдя из столовой, Артем огляделся. Времени было достаточно и он решил пойти в город. На нем щегольски красовался новый офицерский мундир. И носить форму Артем умел. Зеленые бриджи из грубой шерсти с тонкими красными лампасами были заправлены в высокие коричневые сапоги.

Такой же френч с красной стоечкой воротника. На плечах прикрепленные бронзовыми пуговицами красные треугольники погон с бронзовыми скрещенными жезлами магов. Коричневый широкий ремень с кинжалом с левой стороны и с правой магическим жезлом.

Всю эту красоту он оплатит из первого своего жалования.

В крепости, как он узнал, находилась сейчас лишь комендантская сотня. А три сотни рейтаров участвовали в рейде возмездия, выискивая отряды дикарей глубоко вторгшиеся в земли королевства и спалившие три заставы с поселенцами.

Его воинское звание младшего полкового мага соответствовало командиру полусотни — вахмистру. Командир сотни был ротмистр. Командир пограничной части имел звание шеф-штандарт.

Звания и должности в полку были для Артема мало понятными и он пока выучил то, что посчитал нужным. Еще он знал что в составе конной сотни рейтаров — конных пограничников входили: маг, писарь, профос¹, кузнец, и фельдшер. Он же мог попасть магом в сотню или в полковой госпиталь. Как судьба распорядится, а это будет завтра. Но он уже знал: в сотню обычно назначали боевых магов. Зачем им слабые маги универсалы. Ни толком вылечить, ни атаковать они не умели.

# профос — унтер офицер следящий за порядком в подразделении.

Полковой плац был пуст так же как и его конюшни. Стуча каблуками с подковами по стертым каменным плитам плаца, Артем вышел из крепости. Часовые отдали ему честь, вытянувшись в струнку и хлопнув себя кулаками по стальным нагрудникам.

Артем приложил два пальца правой руки к смушковой папахе, лихо заломленной на бок и пошел дальше.

В городе была единственная дорога мощенная камнем и она вела к крепости. Дальше шла разбитая обозами дорога в центр, где находился городской рынок.

Артем порадовался, что не было дождей, иначе ему пришлось бы идти по колено в грязи. Хволь по его прикидкам вмещал тысяч пять-шесть жителей. Дома одноэтажные, сложенные из бревен, прятались за палисадами из высокого штакетника. Слева и справа виднелись почерневшие от дождей и времени ворота. По улицам заросшим травой бродили копаясь в пыли куры.

Таких городишек в провинциальной части России Артем видел множество.

Мимо него обгоняя, проехала, бричка груженная обожженными глиняными горшками. Артем посторонился, пропуская лошадь и пошел следом.

Вскоре он вышел на довольно большую площадь, кое-где вымощенную камнем. Вокруг нее стояли двухэтажные дома украшенные резьбой по дереву, крытые желто-оранжевой черепицей.

От площади дорога вела вниз к реке. Именно там располагались небольшой порт и рынок. По реке сновали суденышки рыбаков. Работал даже паром, перевозящий повозки с другого берега. Город был довольно оживленный. Торговый. И лет через пятьдесят по мнению Артема в нем будет жить уже тысяч тридцать жителей, не меньше. А сама граница отодвинется километров на пятьдесят севернее. Здесь можно было жить. Много леса. Пашни под рожь, лен, из которого делали пряжу, давили масло. Меха, мед, воск, гончарные изделия, рыба. Водная артерия. Освобождение от налогов и гнета церкви. Энергичные люди всегда начинали в таких местах и добивались успеха.

На рынке, примыкающем к порту, было шумно. Торговали всем. Рожью, пшеницей, овощами, мясом, гончарными изделиями. Были лавки аптекарей. К ним Артем и направился.

Проходя между рядами, он прислушивался к разговорам. На рынке можно было узнать много интересного.

— Ты слышал, что творится? — спросил один из покупателей в вязаной кофте, рассматривающий, конскую сбрую, второго худого как жердь товарища.

— Ты о чем, Кавер? — с ленцой спросил худой. Он внимательно ощупывал хомут и не обращал на говорившего никакого внимания.

— Да о том, что «Черную Падь» спалили дикари и прошли дальше вдоль границы. Вырезали «Восточный», совсем обнаглели.

— И че? — лениво спросил худой.

— И то. Скоро новеньких туда погонят, мне кум в крепости сказал, можно будет хорошо наторговать.

Худой мгновенно преобразился.

— Я в деле, — тихо проговорил он. — Помалкивай, сейчас скупим топоры пилы, лопаты. Кузнечный инструмент.

Заметив, что офицер прислушивается к их разговору, тут же отошли в сторону.

Напротив приезжий купец лихо торговался с продавцом меда и воска.

— Мед прошлогодний, — брезгливо брюзжал он.

— Как прошлогодний!? — возмущался медовик. — Мед разнотравья этого года, еще не густой, прозрачный как слеза. А какой целебный! — Торговец, расхваливая качество, пощелкал языком.

— Да ладно говорить мне глупости. Я же вижу, что ты его просто растопил. Вон видишь внизу муть…

— Какая муть? То пыльца…Пыльца с крыльев тифлингов...

Артем оставил спорящих и прошел к лавке знахаря. Войдя в деревянную халупу, он увидел в полумраке сидящего старика. За его спиной на стене висели пучки трав. На широкой обшарпанной стойке перед ним глиняные баночки.

— День добрый, отец. Чем торгуете?

Старик посмотрел из под косматых бровей на Артема, блеснул острым взглядом и просто ответил.

— А ты сам посмотри.

— Да вижу. Но мне этого не надо. Нужны листья бессмертника, корень лопуха и почки кедра.

— Алхимик? — спросил старик

— Он самый, отец.

— Есть у меня такой товар, только все гошпиталь забирает. Ты не оттуда?

— Пока нет, — немного смутился Артем, — только прибыл. — Он не ожидал, что здесь в простой лавчонке старика будут ингредиенты для эликсира исцеления.

Старик прищурился и хитро поглядел на мага.

— Дашь цену больше, отдам тебе товар, мил человек.

— На сколько больше?

— Задирать цену не буду. Пучок травы двадцать брахм.

— Идет, — не торгуясь, кивнул Артем. — А еще что есть для алхимика?

— Есть, а как же. Но товар необычный.

— Это как? — удивился Артем.

— Части зверушек… и сердце зомби. — тихо, заговорщики проговорил старик.

Артем недоуменно посмотрел на продавца.

— Пока-азывай, — растягивая слово, заинтриговано отозвался он.

Старик достал медный таз из под стола, в котором находились мешочки. И стал выкладывать по одному перед Артемом.

— Железа огненной саламандры, — дед открыл мешочек и показал засушенную загогулину.

— А для чего сей ингредиент нужен? — спросил Артем.

— Из него шаманы дикарей огненную бомбу делают.

— Бомбу? И что за рецепт?

— А кто его знает? Ты алхимик тебе видней.

— Ясно, что еще есть?

Старик степенно показывал ему сушеные конечности, косточки, но что с ними делать, он не знал. Последим показал сердце зомби.

Подумав, Артем по дешевке купил железу саламандры и сердце зомби, рассудив, что будет экспериментировать, тем более что сердце зомби дикари используют для заживления ран.

Попрощавшись, он походил по другим лавкам. К его удивлению ассортимент товаров был широк, а продавцы знали толк в алхимии. Потратив два барета, Артем довольный возвратился в крепость.